lawbook.org.ua - Библиотека юриста




lawbook.org.ua - Библиотека юриста
March 19th, 2016

Бородинов, Владимир Владимирович. - Порядок и основания отмены и изменения приговоров суда первой и апелляционной инстанций в Российском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук :. - Краснодар, 2003 183 с. РГБ ОД, 61:04-12/543

Posted in:

Министерство образования Российской Федерации

Кубанский государственный университет

Кафедра уголовного процесса и прокурорского надзора

На правах рукописи

БОРОДИНОВ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

ПОРЯДОК И ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ

ПРИГОВОРОВ СУДА ПЕРВОЙ И АПЕЛЛЯЦИОННОЙ

ИНСТАНЦИЙ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Специальность 12.00.09

«Уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность»

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель

кандидат юридических наук, доцент

Тушев Александр Александрович

Краснодар 2003

Оглавление

Введение
4

Глава I. Правовая природа пересмотра приговоров суда первой и апелляционной инстанций вышестоящими судами.

1.1. Пересмотр приговоров в вышестоящих судебных ин- станциях как гарантия законности, обоснованности и справедливости судебного приговора 13 1.2. 1.3. Отмена и изменение приговора суда - разновидность уголовно-процессуальной санкции 15 1.4. 1.5. Проблема квалификации уголовно-процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора 30 1.6. Глава П. Основания отмены и изменения приговоров суда первой и апелляционной инстанций

2.1. Понятие и значение оснований отмены или изменения приговора суда первой и аппеляционной инстанции 49 2.2. 2.3. Содержание материальных оснований отмены или изменения приговора 53 2.4. 2.5. Содержание процессуальных оснований отмены или из- менения приговора 81 2.6. Глава III. Процессуальный порядок пересмотра приговоров в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях

2

3.1. Отмена или изменение приговора мирового судьи в апелляционной инстанции 120 3.2. 3.3. Отмена или изменение приговоров суда первой и апел- ляционной инстанции в порядке кассации 137 3.4. 3.5. Пересмотр приговора в порядке судебного надзора… 143 3.6. Заключение 151

Приложение 157

Библиографический список использованной литерату ры 166

3

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. С принятием нового Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации повысились требования к качеству судебного разбирательства по уголовным делам. Существенное изменение содержания апелляционного, кассационного и надзорного пересмотра уголовных дел, по сравнению с ранее действовавшим уголовно-процессуальным законодательством РСФСР, требует глубокого изучения и нового осмысления процессуальных и материальных оснований отмены или изменения судебных актов. Анализ приговоров, определений и постановлений показал, что имеется еще много недостатков, которые не позволяют со всей полнотой реализовать назначение Российского уголовного процесса - защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Указанные положения подтверждаются статистикой деятельности Краснодарского краевого суда за 2002 г. Так, в 2002 г. качество пересмотра уголовных дел в кассационной инстанции составил 87,7 %, а в кассации и надзоре - 95,9%,’т.е. 12,3% вынесенных в Краснодарском крае приговоров были отменены или изменены в суде кассационной инстанции и 4,1 %

  • в суде кассационной и надзорной инстанции. Ниже среднего показателя по Краснодарскому краю в судах кассационной и надзорной инстанции отменены приговоры в районных (городских) судах: в Лабинском районе

— в кассационной инстанции 20 %; в Лазаревском районе г. Сочи — 18,6 %; в Кавказском районе - 16,7 %; в Курганинским районе — 33,5 %; в Ново кубанском районе - 12 %; в Успенском районе - 26,1 %. В суде кассаци онной и надзорной инстанции процент отмены или изменения приговоров составил — в Ленинском районном суде г. Краснодара — 5,8 %; Ленинском районе г. Новороссийска — 7,1 %; Октябрском районе г. Новороссийска -

1 Основные показатели работы судов Краснодарского края за 2002 год.

4

8 %; в Приморском районе г. Новороссийска - 6,8 %; в Крыловском районе - 14,5 %; в Курганинском районе - 4,3 %} Эти данные свидетельствуют о значимости для науки изучения апелляционных, кассационных и надзорных оснований отмены или изменения приговора суда. Вступление России в Совет Европы потребовало от российской судебной системы значительного повышения качества судебных решений, повышения престижа Российской Федерации в области защиты прав и свобод человека, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, снижения количества поступающих жалоб в Европейский суд по правам человека.

Контрольная функция судов вышестоящих инстанций при пересмотре не вступивших и вступивших в законную силу судебных решений требует новых подходов, направленных на повышения эффективности судебного разбирательства по уголовным делам. Это позволит существенно усовершенствовать процесс проверки законности, обоснованности и справедливости приговоров и иных актов судов нижестоящих инстанций.

Остаются недостаточно исследованными основания и особенности пересмотра судебных актов в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, процесс квалификации уголовно- процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговоров, определений и постановлений. Изложенные обстоятельства предопределили актуальность темы данного диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Исследованию теории и практики применения оснований отмены или изменения приговоров и иных актов судов Российской Федерации были посвящены труды таких известных ученых-юристов, как Васильев Л.М., Ветрова Г.Н., Гауфман Л.Д., Громов Н.А., Коврига З.Ф., Кудрявцев В.П., Куринов Б.А., Ласточкина Р.Н., Морщакова Т.Г., Москвитина Т.А., Ольков С.Г., Петрухин

1 Основные показатели работы судов Краснодарского края за 2002 год.

5

И.Л., Полунин С.А., Строгович М.С., Чечина Н.А., Элькинд П.С. и других.

Проблемы содержания оснований отмены или изменения приговора суда рассматривали Алексеев В.Б., Галкин В.М., Гродзинский М.М., Грун А.Я., Гуценко К.Ф., Куцова Э.Ф., Ласточкина Р.Н., Лупинская П.А., Мо-сквитина Т.А., Перлов И.Д., Потеружа И.И., Радченко В.И. Светлов А.Я., Строгович М.С. и другие.

Особенностям апелляционного производство в Российском уголовном процессе посвящены работы Александрова А.С., Боботова СВ., Ков- туна Н.Н., Куцова Э.Ф., Случевского Вл., Победкина А.В., Фойницкого И.Я. и других.

В ходе исследования оснований отмены или изменения приговора судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанции были изучены материалы более 150 уголовных дел, рассмотренных Краснодарским краевым и Анапским городским судом.

Следует отметить, что избранная для диссертационного исследования тема в части ее специальной проблематики, еще не получила доста- точного освещения в российской правовой науке, особенно после принятия нового Уголовно-процессуального кодекса РФ. Авторы, изучавшие теорию и практику отмены или изменения приговоров, определений и постановлений судов, ставили перед собой, в основном, задачу анализа содержания указанных оснований и судебной практики судов вышестоящих инстанций. Процесс отмены или изменения актов судов рассматривался преимущественно как деятельность только суда кассационной или надзорной инстанций. В уголовно-процессуальной науке практически не рассматривался механизм пересматриваемого судебного акта с точки зрения оценки наличия или отсутствия в нем уголовно-процессуального пра- вонарушения, которое может повлечь отмену или изменение указанного акта.

6

Цели и задачи диссертационного исследования. Целью диссерта- ционного исследования является комплексное изучение теоретических вопросов уголовно-процессуальных правонарушений, уголовно-процессуальной ответственности и уголовно- процессуальных санкций в разрезе их применения при пересмотре приговоров в вышестоящих судебных инстанциях, выработка практических рекомендаций по квалификации уголовно- процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговоров судов нижестоящих инстанций, анализ содержания материальных и процессуальных оснований их отмены или изменения.

Достижение данной цели обеспечивается решением следующих задач:

  1. Обоснование наличия уголовно-процессуальной ответственности и ее фактических и юридических оснований как предпосылки отмены или изменения приговора;
  2. Определение понятия уголовно-процессуального правонарушения, как фактического основания уголовно- процессуальной ответственности;
  3. Анализ процесса квалификации уголовно-процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговоров судов;
  4. Раскрытие содержания оснований отмены или изменения приговоров судов;
  5. Рассмотрение практики деятельности судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций при пересмотре приговоров судов нижестоящих инстанций;
  6. Определение особенностей пересмотра приговоров судов первой инстанции (мировых судей) в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.
  7. Объект и предмет исследования. Объектом настоящего диссерта- ционного исследования являются отношения, складывающиеся в ходе пе-

7

ресмотра приговоров судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Предметом исследования является практическая деятельность судов первой и апелляционной инстанций, направленная на пересмотр приговора суда нижестоящей судебной инстанции, уголовно- процессуальное законодательство, регулирующее эту деятельность и научные теории, идеи, разработки в данной области права.

Теоретической и методологической основой исследования послу- жил комплекс общенаучных и частнонаучных методов, таких как диалектический метод, методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, исторический и социологический, нормативно-логический, технико-юридический, сравнительно-правовой и системно- структурный и другие.

Цели и задачи исследования обусловили обращение к работам не только по вопросам уголовно-процессуального права, но и уголовного, теории юридической ответственности и правонарушения.

Диссертация подготовлена на основе анализа
уголовно-

процессуального законодательства Российской Федерации, судебной практики Верховного суда Российской Федерации, Краснодарского краевого суда, Анапского городского суда.

Научная новизна представленного диссертационного исследования состоит в следующем:

  1. в работе предложены определения уголовно-процессуальной ответственности и уголовно-процессуального правонарушения;
  2. определенно место и роль уголовно-процессуального правонарушения, влекущего отмену или изменение судебного приговора, в системе процессуальных правонарушений;
  3. делается попытка соотнести понятия процессуального принуждения и процессуальной ответственности;
  4. 8

  5. предложена теоретическая модель квалификации уголовно- процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора суда;
  6. проанализировано содержание материальных и процессуальных оснований отмены или изменения приговоров судами вышестоящих инстанций;
  7. предложены новые редакции ряда норм Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации.
  8. Основные положения, выносимые на защиту:

  9. Уголовно-процессуальная ответственность - один из видов юридической ответственности, выделяемый по отраслевому признаку. Одной из форм уголовно-процессуальной ответственности является пересмотр вышестоящими судами незаконных, необоснованных и несправедливых приговоров нижестоящих судов и применение уголовно-процессуальной санкции - отмены или изменения приговора.
  10. Уголовно-процессуальная ответственность возникает при наличии фактического и юридического оснований. Фактическое основание представляет собой нарушение нормы уголовно-процессуального права, влекущее вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора (иного судебного акта), а юридические основания возникновения процессуальной ответственности в виде отмены или изменения приговора исчерпывающе изложены в ст. 379 УПК РФ.
  11. По своей правовой природе уголовно-процессуальная ответственность, возникающая в связи с вынесением незаконного, необоснованного и несправедливого судебного акта, является правовосстановительной ответственностью. Ее основная цель - восстановление нарушенного правопорядка.
  12. Уголовно-процессуальное правонарушение, влекущее отмену или изменение приговора (иного судебного акта) имеет свой состав: объект,
  13. 9

объективная сторона, субъект, субъективная сторона. Признание нали- чия уголовно-процессуальных правонарушений свидетельствует о не- обходимости их оценки с точки зрения существующих правовых норм. «В теории уголовно-правовой квалификации обсуждается и убедительно аргументируется тезис о том, что юридическая квалификация как стадия правоприменительной деятельности не может не представлять собой оценку с точки зрения права фактических обстоятельств, отражающих и наличие, и отсутствие правонарушения… При применении уголовно-процессуального закона указанное требование также действует».1 Приведенное мнение свидетельствует о возможности применения положений материально- правовой квалификации правонарушений к уголовно-процессуальным правонарушениям.

  1. Обоснование тезиса о том, что в центре внимания уголовно- процессуальной квалификации оснований отмены и изменения реше- ний суда лежит соотношение фактического действия (действий) суда и уголовно-процессуальной нормой, закрепляющей основания отмены или изменения приговора (ст. 379 — 383 УПК РФ). Квалификация уголовно-процессуальных правонарушений, влекущих отмену и изменение приговора суда или иного акта судами вышестоящих инстанций, характеризуется следующими признаками. Во-первых, это правовая оценка правонарушения. Во-вторых, уголовно- процессуальное правонарушение имеет все признаки состава правонарушения, предусмотренного уголовно-процессуальным законом.
  2. Выделение особенностей пересмотра судебных актов судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций дает возможность шире использовать теорию квалификации уголовно- процессуальных правонарушений. При пересмотре судебных решений в апелляционной
  3. 1 Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Оценка качества судебного разбирательства по уголовным делам. Отв. ред. О.П. Темушкин. М.: Наука, 1987. С.,75.

10

инстанции имеются следующие особенности, которые характеризуют- ся:

? сущностью апелляционной инстанции; ? ? объемом полномочий, которыми обладает апелляционная инстанция; ? ? видом пересматриваемого в апелляционном порядке судебного акта; ? ? объемом процессуальных оснований отмены или изменения приговора мирового судьи; ? ? правом на обжалование решения мирового судьи в апелляционную инстанцию. ? Особенности кассационного пересмотра решений судов первой и апелляционной инстанций в суде кассационной инстанции определяются:

? Сущностью российской кассации; ? ? Объемом полномочий кассационной инстанции в ходе пересмотра решений судов первой и апелляционной инстанций; ? ? Видом пересматриваемых судебных решений. ? Среди особенностей пересмотра акта судов первой, апелляционной и кассационной инстанции в порядке судебного надзора можно выделить:

? право обжалования вступившего в законную силу приговора, определения, постановления суда; ? ? запрет обжалования оправдательного приговора, а также обвинительного в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении или по мотивам мягкости назначенного наказания; ? ? запрет обжалования оправдательного приговора или по мотивам мягкости назначенного наказания; ? ? вид судебных органов, рассматривающих надзорные жалобы или представления; ? 11

? пределы полномочий надзорной инстанции при пересмотре вступившего в законную силу приговоров, определений или постановлений суда; ? ? вид принимаемых судом надзорной инстанции решений; ? ? объем оснований отмены или изменения судебного решения, вступившего в законную силу. ? Практическая значимость диссертации. Положения диссертации могут быть использованы в деятельности судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций по пересмотру не вступивших и вступивших в законную силу судебных актов.

Апробация и внедрение диссертационного исследования. Основ- ные положения исследования, выводы и практические рекомендации использовались в деятельности Анапского городского суда, других федеральных судов общей юрисдикции, деятельности мировых судей г. Анапы, в учебном курсе по уголовно-процессуальному праву в Кубанском государственном университете, в опубликованных научных статьях по теме работы.

Структура диссертации обусловлена предметом исследования, его целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных правовых актов и литературы, включающего более 220 наименований.

12

Глава I. Правовая природа пересмотра приговора суда первой и апелляционной инстанций вышестоящими

судами. 1.1. Пересмотр приговоров в вышестоящих судебных инстанциях как гарантия законности, обоснованности и справедливости судебного приговора. Предназначением российского уголовного судопроизводства, как это отмечено в ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, является: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и сво- бод. Приведенное предназначение (цели) Российского уголовного судопроизводства может быть достигнуто с помощью комплекса материально-правовых и процессуальных гарантий прав личности, существующих в Российской правовой системе. Не последнее место в системе гарантий защиты прав человека, вовлеченного в сферу уголовного судопроизводства, занимают уголовно-процессуальные гарантии. Правовые гарантии законности правосудия, как справедливо отмечал М.С. Строгович, есть «закрепленные в нормах процессуального права средства, которые обеспечивают соблюдение требований законности в правосудии, предупреждают правонарушения и устраняют их вредные последствия».1 Среди процессуальных гарантий защиты прав человека в сфере уголовного судопроизводства значительное место занимает деятельность судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, направленная на проверку законности, обоснованности и справедливости приговора и иного судебного решения суда (ст. 361, 374 УПК РФ). Раскрывая сущность кассации, М.С. Строгович отмечал, что «значение кассации в уголовном

М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М.: Наука, 1968. С.,131.

13

процессе заключается в том, что она: 1) является формой осуществления вышестоящими судами надзора за судебной деятельностью нижестоящих судов, 2) служит гарантией прав и законных интересов сторон; для обвиняемого - гарантией его права на защиту».1 Дополняя указанные положения необходимо отметить, что «указанная стадия уголовного процесса рассматривается в процессуальной литературе как имеющая специфическую контрольную направленность».2 Подобное мнение высказывалось и в теории права. Так, И.М. Зайцев отмечал, что «для юридического процесса характерно и такое начало, как контрольно-надзорная деятельность, т.е. система наблюдения и проверки работы го- сударственных органов для своевременного устранения нарушений».3 Приведенное обстоятельство подчеркивает важность для уголовного судопроизводства процессуальной деятельности вышестоящих судов по проверке законности, обоснованности и справедливости судебного приговора, выносимого судом в ходе рассмотрения уголовного дела.

Выявление и устранение нарушений закона, допущенных судами по уголовным делам, является задачей апелляционного, кассационного и надзорного производств, в ходе устранения которых дается конкретная критическая оценка незаконных, содержащих ошибки приговоров судов по уголовному делу. Деятельность суда вышестоящей инстанции по проверке законности, обоснованности и справедливости приговора (или иного решения) суда по уголовному делу представляет собой мероприятия по восстановлению законности, исправлении обнаруженной в акте суда первой инстанции ошибки и как следствие защиту прав личности, которая необоснованно пострадала или могла бы пострадать в результа-

1 М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. T.2. М.: Наука, 1970. С.,362.

2 Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Оценка качества судебного разбирательства по уголовным делам. М.: Наука, 1987. С, 15, 69. Подобного мнения придерживается И.И. Потеружа. Роль суда второй ин станции в укреплении законности. Минск, 1980. С, 11.

3 Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М.: Юристь, 1997. С.,404.

14

те вынесения незаконного и необоснованного приговора. Данная деятельность суда является по своей природе правоохранительной деятельностью, поскольку в ее результате устраняются нарушения закона, допущенные в суде первой инстанции. Как справедливо отмечал И.И. По-теружа, «процесс оценки качества рассмотрения судами конкретного дела в рамках уголовно-процессуальной процедуры происходит путем сравнения сформулированных в законе образцов процессуальной деятельности с реальной картиной рассмотрения и разрешения дела. В результате такого сравнения делается вывод о соответствии или несоответствии закону как самой уголовно-процессуальной деятельности, так и приговора в качестве акта правосудия».1

1.2. Отмена и изменение приговора суда - разновидность уголовно-процессуальной санкции.

В уголовно-процессуальной литературе длительное время идет спор о природе функций уголовного процессуального права. Одни авторы считают основной функцией рассматриваемой отрасли российского права - регулятивную,2 другие - охранительную.3 Не вдаваясь в анализ существующих подходов в определении основной функции уголовного процессуального права, необходимо отметить, что рассматриваемой отрасли российского права присущи как регулятивная, так и охранительная функции. С.Д. Милиции, изучая проблему предмета регулирования уголовно-процессуального права, отмечал, что «среди всего многообра-

1 И.И. Потеружа. Указ. соч. С. 11.

2 В.П. Нажимов. Об уголовно-процессуальных функциях. // Правоведение, ; В.Г. Даев. Процессуаль ные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве. // Правоведение, 1974. № 1. С.,66; В.А. Стремовский. Содержание предварительного следствия в советском уголовном процессе. Краснодар, 1971. С.,97-100; А.П. Гуляев. Процессуальные функции следователя. Учебное пособие. М.: Академия МВД СССР, 1981. С, 9-10.

3 Ф.М. Кудин. Предмет уголовно-процессуального права и охранительная функция. // Применение норм процессуального права: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: СЮИ, 1977. Вып.57. С.,34-35; А.Г. Михайлянц. Профилактическая функция советского уголовного процесса. Учебное пособие. Ташкент, 1977.С14;

15

зия общественных отношений в предмете регулирования выделяются отдельные группы, регулируемые одним из элементов структуры права - конкретной правовой нормой, институтом или отраслью, причем предмет правового регулирования распадается на отдельные компоненты (или подсистемы) в полном соответствии со структурой права».1 Данные выводы он делает на основе позиций о предмете правового регулирования высказанных С.С. Алексеевым и В.Д. Сорокиным. Так, В.Д. Сорокин отмечал, что «каждому из них (правового предписания, правового института, отрасли права и отраслей права в их взаимосвязи) соответствует свой собственный предмет регулирования». Указанные обстоятельства подтверждают то положение, что в рамках целей того или иного института уголовно-процессуального права могут существовать как регулятивные, так и охранительные функции. Об этом справедливо отмечал М.Л. Якуб, который писал, что «распространение понятия процессуальной функции на уголовный процесс в целом, с одной стороны, и на отдельные процессуальные решения и действия — с другой, лишило бы это понятие смысла. Чтобы понятие «процессуальная функция» имело смысл, необходимо рассматривать его как частное по отношению к уголовному процессу в целом и общее по отношению к отдельным процессуальным действиям и решениям, осуществляемым во исполне-ние той или иной функции». Реализация регулятивных и охранительных функций российского уголовного процессуального права осуществляется через посредство регулятивных и охранительных норм, которые в свою очередь, воздействуя на общественные отношения, либо регламентируют их, либо охраняют. Деятельность судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанции по проверке законности и обоснованно-

1 С.Д. Милиции. Предмет регулирования советского уголовно-процессуального права. Свердловск.: Уральский университет, 1991. С.,28.

2 В.Д. Сорокин. О структуре предмета правового регулирования. // Правоведение, 1972. №6. С.,76.

3 М.Л. Якуб. О понятии процессуальной функции в советском уголовном судопроизводстве. // Право ведение, 1973. №5. С, 84.

16

сти судебного приговора или иного решения по уголовному делу является по своей сущности охранительной. С.С. Алексеев отмечал, что «в теории права подчеркиваются тенденции специализации различных комплексов нормативных предписаний, в том числе обособление правоохранительных норм в отдельные отрасли права либо внутриотраслевые группы. Последнее связывается с необходимостью учитывать разнообразие возможных нарушений закона как объективных условий применения правовых санкций».1 В процессуальной теории также отмечается потребность в детальном регулировании оснований и порядка применения процессуальных санкций, и, прежде всего, оснований к отмене или изменению приговора.2 Данные положения подтверждаются и в науке теории права. «Нормативный режим юридических процедур и судебных процессов предполагает их обеспеченность — в той или иной степени — правовыми санкциями. Типичной является юридическая деятельность, совершенная с нарушениями установленного порядка, которая не приводит к желаемым результатам: компетентный орган отказывает в признании результатов такой деятельности, а сама деятельность признается юридически недействительной, ничтожной».3

Уголовный процесс, как деятельность уполномоченных органов го- сударства по рассмотрению и разрешению уголовного дела, должен быть самодостаточной системой действий, регламентированных нормами права. Он должен не только регламентировать отношения по осуществлению судопроизводства по уголовному делу, но и иметь в своем арсенале средства, способы и приемы, направленные на обеспечение пра-

1 С.С. Алексеев. Общая теория права. T.2. М.: Юридическая литература, 1982. С.,37,53.

2 Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С.,71; Л.Б. Алексеева. Системные свойства уголовно- процессуального закона. // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективно сти. Под ред. В.М. Савицкого. М.: Наука, 1979. С, 122-123;

3 Теория государства и права. Курс лекций. С.,405. Г.Н. Ветрова справедливо отмечала, что «любая процессуальная обязанность обеспечивается санкцией, в том числе и такая, которая предписывает лицу определенный порядок действий…» - Г.Н. Ветрова. Санкции в судебном праве. М.: Наука, 1991. С.,31.

17

вомерной деятельности по рассмотрению и разрешению уголовного дела, устранять возникшие нарушения норм уголовного процесса, т.е. иметь в своем инструментарии средства правовой защиты от возможных упущений в ходе вынесения итогового акта уголовного судопроизводства - приговора суда - иметь правоохранительные механизмы для достижения предназначения уголовного судопроизводства.

Приведенные положения свидетельствуют о существовании в рамках уголовно-процессуальной деятельности уполномоченных государст- венных органов правоохранительной функции, которая реализуется в рамках охранительных отношений и направлена на реализацию процессуальной санкции. Возникновение охранительного правоотношения связано с необходимостью принудительной реализации государственного веления, адресованного субъектам права в императивной форме. Такой императив облекается в форму правовой обязанности, неисполнение которой «влечет применение санкций, являющихся мерами государственного принуждения».1 В свою очередь правоохранительные отношения не могут быть реализованы без возбуждения уголовно-процессуальной юридической ответственности. З.Ф. Коврига справедливо отмечала, что «отступление участников уголовного судопроизводства от требований норм права, регулирующих их поведение при возбуждении, расследовании и разрешении уголовных дел, вызывает ответную реакцию, применение правоохранительных средств».2 Далее раскрывая виды указанных правоохранительных средств, автор отмечает, что «различие нарушений уголовно- процессуальных норм, преодолению которых служат охрани- тельные средства, вызывает различие видов правового принудительного обеспечения, к которым относятся: процессуальное принуждение, процессуальная ответственность и процессуальная санкция».3 Таким обра-

1 Т.Н. Ветрова. Санкции в судебном праве. М.,1991. С.,30.

2 З.Ф. Коврига. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж: ВГУ, 1975. С.,30.

3 Там же. С.,30.

18

зом, нарушение норм уголовно-процессуального права влечет возникновение уголовно-процессуальной ответственности субъектов уголовного процесса, в рамках которой и реализуется, предусмотренная законом уголовно-процессуальная санкция.

Вопрос о существовании особого вида юридической ответственно- сти - уголовно-процессуальной - отмечали ряд известных процессуалистов. Так, Н.А. Чечина и П.С. Элькинд отмечали, что «процессуальная ответственность всегда выражается в форме правоотношений — урегулированного нормами уголовно- процессуального права общественного отношения между лицом, нарушившим требование закона и поэтому подвергаемым принуждению или ответственности, и компетентным органом государства, применяющим принуждение или возлагающим на него ответственность».1 В.М. Коркунов уголовно-процессуальную ответственность определяет как «разновидность юридической ответственности, предусматриваемая нормами уголовно- процессуального права за противоправное поведение и, в частности, за невыполнение обязанностей в сфере уголовного судопроизводства». Далее он обосновано отмечает, что «характерной чертой уголовно-процессуальной ответственности, как и всякой юридической ответственности, является наличие в этом виде воздействия элементов кары, хотя основной целью при этом выступает воспитание уважения к уголовно-процессуальному закону, стимулирование надлежащего выполнения участниками уголовного судопроизвод-ства требований закона и возложенных на них обязанностей». И. Ребене отмечал, что уголовно- процессуальная ответственность не имеет того доминирующего значения, какое приобретают все другие виды юриди-

1 Н.А. Чечина, П.С. Элькинд. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответст венности. // Советское государство и право, 1973. №9. С.,33-41. Подобного мнения придерживается З.Ф. Коврига Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж: ВГУ, 1975. С.,33; З.Ф. Коврига. Уго ловно-процессуальная ответственность. Воронеж.: ВГУ, 1984. С.,25-26.

2 В.М. Коркунов. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов: ГСУ, 1978.С10.

3 Там же. С, 10.

19

ческой ответственности, но это не умаляет значения уголовно- процессуальной ответственности как самостоятельного регулятора уголовно-процессуальных отношений.1 Наличие уголовно- процессуальной ответственности подтверждает С.Г. Ольков.2 Он справедливо отмечал, что наличие уголовно-процессуального правонарушения влечет с неизбежностью возникновение уголовно- процессуальной ответственности, в рамках которой реализуется специальная процессуальная санкция как неблагоприятное воздействие на противоправное поведение субъекта.3 Специально проблемой уголовно-процессуальной ответственности занимались Г.Н. Ветрова4 и З.Ф. Коврига.5 Указанные авторы сходны во мнении, что «уголовно-процессуальная ответственность — это подотчетность участников процесса государству в лице государственных органов и должностных лиц, наделенных соответствующими контрольными полномочиями в исполнении возложенных на них процессуальных обязанностей».6

Отдельные ученые отрицают наличие уголовно-процессуальной от- ветственности, обосновывая это тем, что «уголовно-процессуальные отношения складываются между государственным органом и субъектом уголовного судопроизводства. Через уголовно- процессуальные отношения не выражается отношение к обвиняемому как к преступнику, а уста-

И. Ребене. Убеждение и принуждение в деле борьбы с посягательствами на социалистический пра- вопорядок. // Ученные зап. Тартуск. ун-та, 1966. вып. 182. С.,206; П.С. Элькинд, Цели и средства ее достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л.: ЛГУ, 1976. С.,92-105.

2 С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальные правонарушения в Российском судопроизводстве. Автореф. дис. д. ю. н. М.,1994. С, 15 - 16.

3 Там же. С, 16. Мнение о существовании уголовно-процессуальной ответственности высказывали и другие ученные - А.В. Баранов. Разфаничение понятий «уголовно-процессуальное правонарушение» и «судебно-следственная ошибка». // Проблемы применения Российского права в АПК. Сб. научн. трудов КГАУ. Краснодар, 1997. С.,136-141.

4 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С, 57.

5 З.Ф. Коврига. Указ. соч.

6 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С.,57.

20

навливается материальная истина по делу». В частности И.С. Самощен-ко и М.Х. Фарукшин отмечали, что «юридическая ответственность как реакция со стороны государства на совершенное противоправное деяние».2

Указанный подход не может быть признан убедительным. Возник- новение уголовно-процессуальной ответственности никак не связывается с лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, так как уголовно-процессуальные регулятивные и охранительные правоотношения направлены на достижение назначения уголовного судопроизводства, одним из которых является защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовно-процессуальная ответственность возникает в связи с неисполнением уголовно-процессуальной обязанности, выраженной в уголовно-процессуальной норме, и ответственность реализуется посредством применения норм уголовно-процессуального права. Реализация охранительного отношения направлена на восстановление нарушенной уголовно- процессуального нормы. Как в этой связи расценить нормы ст. 258 УПК РФ, предусматривающей меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании? Данная норма предусматривает процессуальную ответственность за нарушение порядка в зале судебного заседания, которая применяется судом, и содержит процессуальные санкции в виде предупреждения или наложения денежного взыскания.

H.А. Громов, Г.Ф. Киева, В.В. Лисоволенко. Меры пресечения в уголовном процессе. Саратов, 1997. С.,3-4. Отрицают наличие процессуальной ответственности так же высказывают: И.С. Самощенко. М.Х. Фарукшин. Ответственность по советскому законодательству. М.: Юридическая литература, 1971. С, 187; Б.Т. Базылев. Об институте юридической ответственности. // Советское государство и право, 1975. №1. С.,112; Е.М. Клюков. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974. С, 26-27; Н.С. Малеин. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М.: Юридическая литература, 1985. С.,130-152.

2 И.С. Самощенко. М.Х. Фарукшин. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С.,44.

21

Нет упоминания о процессуальной ответственности и в работах по теории государства и права.1 Вместе с тем отдельные специалисты в области теории права косвенно признают наличие такого вида ответственности. Так, О.Э. Лейст отмечает, что среди видов ответственности выделяется штрафная (карательная) и правовосстановительная ответственность. Смысл последней заключается «в восстановлении незаконно нарушенных прав, в принудительном исполнении невыполненной обязанности»,2 «процессуальные нормы регулируют осуществление этого вида ответственности в случае спора или отказа правонарушителя восстано-вить нарушенный правопорядок». Таким образом, отмечается, что правовосстановительная ответственность реализуется посредством процессуальных норм, что характерно для уголовно- процессуальной ответственности.

Традиционно в науке теории права под юридической ответственно- стью понимается возникающее из правонарушений правовое отношение между государством в лице его специальных органов и правонарушителем, на которого возлагается обязанность претерпеть соответствующие лишения и неблагоприятные последствия за совершенное правонарушение, за нарушение требований, которые содержатся в нормах права.4 Вместе с тем существует и иной подход в понимании юридической ответственности, который в настоящее время широко признается в юриди-

Теория государства и права. Курс лекций. С.,544-546; Теория государства и права. Учебник. Изд. 3- е. Под ред. М. H. Марченко. М: Зерцало, 2000. С.,604-605; Общая теория права. Под общ. ред. А.С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. С.,319-322; Проблемы общей теории права и государства. Учебник. Под общ. ред. B.C. Нерсесянца. М.: Норма, 2001. С.,495-496.

2 Теория государства и права. Учебник. Изд. 3-е. Под ред. М. H. Марченко. М.: Зерцало, 2000. С.,604.

3 Общая теория права. Под общ. ред. А.С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996. С, 321.

4 Теория государства и права. Курс лекций. С.,543. Существуют и другие подходы, которые сходятся в одном, что юридическая ответственность предполагает лишения и неблагоприятные последствия для правонарушителя и является видом государственного принуждения - см. О.С. Иоффе, М.Д. Шар- гародский. Вопросы теории права. M.: Юридическая литература, 1961. С.,314-318; С.С. Алексеев. Проблемы теории права. Т.1. Свердловск, 1972. Он же. Теория права. М., 1994; H.A. Духно, В.И. Ива- кин. Понятие и виды юридической ответственности. // Государство и право, 2000. №6. С, 13; А.В. Минашкин. Проблемы административной ответственности юридических лиц. // Журнал российского права, 1998.№7.С.,46.

22

ческой литературе. Так, Г.Н. Ветрова указывала, что «…признание получает направление, рассматривающее юридическую ответственность как единство двух сторон, позитивной и негативной».1 Понимание юридической ответственности в двух аспектах характеризует данное социальное явление, как сознательное и позитивное (проспективное) выполнение правовых предписаний. Негативный (ретроспективный) аспект ответственности предполагает принуждение за нарушение правового предписания. М.С. Строгович отмечал, что «есть прежде всего ответственное отношение человека к своим обязанностям, ответственность за правильное выполнение лицом своих юридических обязанностей, возложенных на него законом… Если же обязанность не выполнена — тогда действительно наступает ответственность в ее негативном значении — принуждение, взыскание, наказание и т.д.». Подобное понимание юридической ответственности в настоящее время признается многими учеными.3

Использование теоретических положений о понятии юридической ответственности и раскрытие сущности уголовно-процессуальной ответственности позволяет, по нашему мнению, утверждать о наибольшей приемлемости именно концепции двух аспектной юридической ответственности — позитивной и негативной. Уголовно-процессуальная ответственность представляет собой «форму проявления социальной ответственности личности в сфере уголовного судопроизводства. Она отражает систему связей государства и личности по поводу возложенных на нее процессуальных обязанностей».4 В этом отражается позитивная (про-

1 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С.,39.

2 М.С. Строгович. Сущность юридической ответственности. // Советское государство и право, 1979. №5. С.,73.

3 См.: Г.Н. Ветрова. Указ. соч.; З.Ф. Коврига. Указ. соч.; Теория государства и права. Курс лекций; 3.A. Астемиров. Понятие юридической ответственности. // Советское государство и право, 1979. № 6.; Б.Л. Назаров. О юридических аспектах позитивной социальной ответственности. // Советское госу дарство и право, 1981. № 10 и другие.

4 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С.,51.

23

спектиная) ответственность лица. Так, ст. 299 УПК РФ возлагает на суд обязанность при постановлении в совещательной комнате приговора разрешить приведенный в указанной норме вопросы. Ст. 300 УПК РФ обязывает суд, в случае решения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера (п. 16 ст. 299 УПК РФ), обсудить вопрос о вменяемости подсудимого, если данный вопрос возникал в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства. Указанные примеры свидетельствуют о позитивной обязанности совершить судом юридически значимые действия, т.е. нести позитивную (проспективную) ответственность. В случае нарушения указанных обязанностей встает вопрос о возникновении уголовно- процессуальной негативной (ретроспективной) ответственности и применении санкции в виде отмены незаконного приговора суда.

Уголовно-процессуальная ответственность, как разновидность со- циальной ответственности, обладает следующими специфическими признаками, дающими возможность отличить от иных видов ответственности:

  1. Закрепляется в нормах уголовно-процессуального права;
  2. Возникает в результате несения позитивной обязанности, преду- смотренной нормой уголовно-процессуального права (проспективная ответственность) и в случае нарушения обязанности, предусмотренной уголовно-процессуальной нормой, т.е. в результате процессуального правонарушения (ретроспективная ответственность)1;
  3. С.Г. Ольков дает достаточно обоснованное определение понятия уголовно-процессуального правонарушения, под которым он понимает «выразившееся в нарушении нормы уголовно- процессуального права, прямо закрепленное в законе, виновное, общественно-вредное (или общественно-опасное -для преступлений) деяние деликтоспособного субъекта, влекущее меры восстановления правопорядка, ретроспективной юридической ответственности и негативных юридических санкций как уголовно-процессуальной, так и иной отраслевой принадлежности». - С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальное правонарушение в Российском судопроизводстве. Автореф. дис. д. ю. н. М., 1994. С.,15.

24

  1. Уголовно-процессуальная ответственность является средством обеспечения уголовно-процессуальных отношений, гарантий выполнения уголовно-процессуальных обязанностей1;
  2. Является одной из форм государственного принуждения;
  3. Уголовно-процессуальная ответственность по своей сущности является правовосстановительной;
  4. Применяется уполномоченными на то органами государства;
  5. В результате применения процессуальной ответственности реализуется уголовно-процессуальная правовосстановительная санкция2, влекущая отмену или изменение приговора3.
  6. Признание уголовно-процессуальной ответственности как вида юридической ответственности оставляет открытыми вопросы о понятии уголовно-процессуального правонарушения и уголовно- процессуальной санкции. Основываясь на указанных выше положениях, необходимо рассмотреть вопрос — являются ли отношения по отмене или изменению приговора уголовно- процессуальной ответственностью, что в этой связи является уголовно-процессуальной санкцией?

Нарушение норм уголовно-процессуального права, которые влекут отмену или изменение приговора суда по уголовному делу, по своей сущности есть не что иное, как уголовно-процессуальное правонарушение, которое выражается в неисполнении уголовно- процессуальной обязанности. В теории права признанным считается положение о том, что «правонарушение — это виновное противоправное и вредоносное поведение деликтоспособных лиц,
влекущее юридическую ответствен-

1 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С.,50.

2 Санкция имеет в уголовно-процессуальном праве не только штрафное, карательное назначение, но и «средство перевоспитания правонарушителя. Наряду с наказанием юридическая ответственность выполняет правовосстановительную функцию, т.е. служит восстановлению нарушенных прав лично сти или государства». - Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И. Матузова, В.А. Малько. М.,1997.С.,542.

3 Неблагоприятные последствия в указанном виде ответственности необходимо рассматривать пре имущественно как лишения морального характера, хотя возможны и иные неблагоприятные послед ствия.

25

ность» . В указанном определении выделяются основные признаки характеризующие данное понятие. Вместе с тем для любого вида правонарушения характерны присущие именно ему признаки, раскрывающие особенности рассматриваемого вида правонарушения. Важной характерной чертой указанного вида правонарушения является, по справедливому замечанию В.М. Коркунова, противоправное поведение как признак уголовно- процессуального правонарушения, которое осуществляется «…в частности, за невыполнение обязанностей в сфере уголовного судопроизводства».2 Имеется ли у суда или судьи обязанность вынести законный и обоснованный приговор? Ч. 1 ст. 297 УПК РФ закрепляет: «Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым», а далее отмечается, что «приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона». Таким образом, вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора суда (судьи) по уголовному делу представляет собой уголовно-процессуальное правонарушение, совершенное судом (судьей) виновно (в форме небрежности) в результате вынесения незаконного, необоснованного и несправедливого приговора по уголовному делу. Указанное правонарушение является основанием возникновения уголовно-процессуальной ответственности, результатом которой является санкция в форме отмены или изменения приговора судом апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Предусмотренная г.т, (гг. 47Q-TK7 VTTK* РФ возможность вышестоящего суда отменить или

1 В.В. Лазарев, СВ. Липень. Теория государства и права. Учебник. М.,1998. С.,340-360; Проблемы общей теории права и государства. Учебник. М.: Норма, 2001. С.,477; Теория государства и права. Учебник. Изд. 3-е. Под ред. М.Н. Марченко. С.,595; Д.Н. Бахрах. Административная ответствен ность. Учебное пособие. M.: Юриспруденция, 1999. С.,32-33; Л.М. Васильев. Общие вопросы теории государства и права. Учебное пособие. Краснодар, 2001. С.,68 и другие.

2 В.М. Коркунов. Указ. соч. С, 10.

4 Неосторожная вина в форме небрежности предполагает, что лицо не предвидело возможности на- ступления общественно вредных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательно- сти и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

26

нить или изменить приговор по уголовному делу, является одним из видов уголовно-процессуальных санкций.1 О существовании уголовно-правовых санкций в теории уголовного процесса отмечали Т.Г. Морща-кова, И.Л. Петрухин, Г.Н. Ветрова. Они справедливо указывали, что «в теории права подчеркиваются тенденции специализации различных комплексов нормативных предписаний, в том числе обособление правоохранительных норм в отдельные отрасли права либо внутриотраслевые группы. Последнее связывается с необходимостью учитывать разнообразие возможных нарушений закона как объективное условие применения правовых санкций».2 И далее указывали, ссылаясь на Алексееву Л.Б., что «в процессуальной теории также отмечается потребность «в детальном регулировании оснований и порядка применения процессуальных санкций», и, прежде всего, оснований к отмене или изменению приговоров».3

Термин «санкция» в науке теории права понимается в двух смыслах. Во-первых, санкция - это часть правовой нормы, указывающая на меру государственного воздействия, возникающего в результате нарушения правового предписания. Во-вторых, указание на саму меру государственного воздействия на нарушителя правового предписания. Нас интересует именно второй аспект понятия правовой санкции. По своей сути уголовно-процессуальная санкция, как мера государственного воздействия на нарушителя, представляет собой способ (средство) реагирования на нарушение уголовно-процессуальной обязанности. «В зависимости от содержания своих правовых обязанностей санкции различаются по характеру воздействия на участников соответствующих отноше-

B теории государства и права под санкцией понимается «мера государственного принуждения, применяемых в случае правонарушения» - См.: О.Э. Лейст. Санкции и ответственность по советскому праву. М.: Юридическая литература, 1981.

2 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С.,70.

3 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С.,71.

27

ний, а также по способам их реализации».1 Приведенное положение Г.Н. Ветровой, свидетельствует о неоднородности видов правовых санкций. Исследуя проблему судебных санкций, автор выделяет три вида процессуальных санкций: 1) штрафные (карательные) санкции; 2) правовосста-новительные санкции; 3) санкции ничтожности.2 Изучая проблемы правовых санкций О.Э. Лейст отмечал, что правовосстановительные санкции могут быть сгруппированы по следующим подвидам: принудительное исполнение обязанности, отмена незаконных актов, обязанность возместить причиненный ущерб. Для уголовно-процессуального права характерно наличие первых двух видов санкций, а именно: принудительное исполнение обязанности и отмены незаконного акта.

При раскрытии сущности правовосстановительной санкции в виде отмены незаконного акта уместно отметить, что «суд должен: а) совершить все необходимые действия, предусмотренные законом; б) совершить их в определенной последовательности и в установленные сроки; в) выносить по делу законное и обоснованное решение; г) правильно, в надлежащей форме, отражать свои действия и решения в соответствующих процессуальных документах».4 Все эти обязанности, установленные уголовно- процессуальным законом, направлены на выполнение назначения (целей) уголовного судопроизводства. Неисполнение или ненад- лежащее исполнение указанных обязанностей влечет вынесение незаконного судебного акта. Вышестоящая судебная инстанция, пересматривая приведенный судебный акт, и, признавая его незаконным, своим волевым актом отменяет его и направляет на ту стадию, где незаконный акт был вынесен для повторного рассмотрения. Справедливо в этой связи замечание Г.Н. Ветровой, отмечавшей, что «особенностью процессу-

1 Г.Н. Ветрова. Санкции в судебном праве. М.,1991. С.,6.

2 См.: Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С.,7,67-119.

3 О.Э. Лейст. Указ. соч. С, 109.

4 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С, 91-92.

28

альной санкции в виде отмены незаконного судебного решения является то, что отмена решения сопровождается направлением дела в ту стадию процесса, в которой допущены процессуальные правонарушения, либо прекращением дела. При этом возращение в предыдущую стадию и прекращение дела суть не санкции, а ее спутники».1 Таким образом, уголовно-процессуальная правовосстановительная санкция в виде отмены или изменения незаконного судебного акта предполагает вынесение, при осуществлении вышестоящим судом контрольных функций, волевого акта, отменяющего или изменяющего незаконное, необоснованное и несправедливое решение суда нижестоящей инстанции.

Остается открытым вопрос: каковы последствия если приговор суда в ходе апелляционной, кассационной или надзорной проверки остается без изменения (п. 1 ч. 3 ст. 367, ч. 1 ст. 1 ст. 378, п. 1 чЛ ст. 408 УПК РФ)? Ранее нами отмечалось, что деятельность апелляционной инстанции по отношению к приговору мирового судьи, кассационной по отношению к приговорам судов первой и апелляционной инстанций и надзорной по отношению к приговорам судов первой и аппеляционной инстанции и определений судов кассационных инстанций, а также определений и постановлений, вынесенных в порядке судебного надзора может выполнять две важнейшие функции российского уголовного процесса: 1) контрольную и 2) правовосстановительную. «Выделение в законе конкретных оснований отмены и изменения приговора вызывается объективными потребностями процессуальной деятельности и преследует ряд процессуальных целей».2 В тех случаях, когда вышестоящая инстанция признает приговор, определение или постановление суда законным, обоснованным и справедливым реализуется функция контроля за судеб-

1 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С, 96.

2 Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С.,71. Отмена незаконного приговора как уголовно- процессуальная санкция рассматривалась Ю.И. Стецовский - См.: Ю.И. Стецовский. О допустимости доказательства в советском уголовном судопроизводстве. // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 27. М.: Юридчиеская литература, 1977. С.,118.

29

ными актами. В противном случае - контрольная и правовосстанови- тельная.

Деятельность судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанций, таким образом, представляет собой контрольную деятельность (реализация контрольной функции уголовного процесса), а в случае выявления нарушения требований уголовно- процессуального законодательства указанные судебные инстанции отменяют или изменяют приговор суда первой инстанции, реализуя при этом правовосстанови-тельную функцию уголовно- процессуальной ответственности и в рамках которой применяется уголовно-процессуальная санкция.1

1.3. Проблема квалификации уголовно-процессуальных право- нарушений, влекущих отмену или изменение приговора.

Признание существования уголовно-процессуальной ответственно- сти порождает вопрос о ее основаниях, тех обстоятельствах, которые возбуждают рассматриваемый вид ответственности.

Основание уголовно-процессуальной ответственности - это причины, поводы, источники, приводящие к ее возникновению. В науке теории государства и права отмечалось, что основаниями юридической от- ветственности являются « …норма права, предусматривающая возможность применения мер ответственности за противоправное деяние; «состав правонарушения» … правонарушение является юридическим фактом и влечет возникновение охранительных правоотношений; правоприменительный акт, которым конкретизируется охранительная норма права, определяется конкретный вид и мера юридической ответственности (приговор суда, постановление о наложении административного

Признание отмены незаконного судебного акта в качестве уголовно-процессуальной санкции отме- чали также авторы монографии «Юридическая процессуальная форма: Теория и практика». - См.: Юридическая процессуальная форма: Теория и практика. Под ред. П.Е. Недбайло, B.M. Горшенева. М.: Юридическая литература, 1976. С.,249.

30

взыскания и т.п.)». Причем первые два основания являются юридиче- скими и фактическими основаниями юридической ответственности.2 Концепция фактического и юридического основания ответственности является наиболее убедительной, так как правоприменительный акт по своей природе является основанием «…реализации ответственности»3.

Отмена или изменение незаконного, необоснованного или неспра- ведливого приговора суда, как восстановление нарушенного правопорядка, а именно требований ст. 296 и 297 УПК РФ есть итог реализации уголовно-процессуальной ответственности за нарушение норм уголовно-процессуального права, приведшие к вынесению незаконного или необоснованного приговора суда. Правовая природа оснований отмены и изменения приговора суда раскрывается в том, что они, будучи закрепленными в правовой норме (ст. 369, 379-383, 409 УПК РФ), позволяют определить круг деяний (действие или бездействие), повлекших вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого судебного реше- ния. С.С. Алексеев отмечал, что «по своему основанию юридическая ответственность - это реакция «ответная мера» за совершенное правонарушение, т. е. за виновное противоправное действие, приносящее вред обществу».1 Таким образом, налицо юридическое и фактическое основание отмены или изменения акта судебных органов, что в полной мере соответствует теоретическим положениям об основаниях возникновения юридической ответственности.

Если основания возникновения негативной (ретроспективной) от- ветственности, в связи с вынесением незаконного, необоснованного и

1 Проблемы общей теории права и государства. Учебник. Под общ. ред. B.C. Нерсесянца. М., 2001.

2 См.: Теория государства и права. Курс лекций. С.,542. Такого же мнения придерживается админист ративно-правовая и криминологическая науки - Д.Н. Бахрах - См.: Д.Н. Бахрах. Административная ответственность. Учебное пособие. M., 1999. С.,25; А.Н. Трайнин. Общее учение о составе преступ ления. М.: Госюриздат, 1957. С.,4; Т.Н. Ветрова. Уголовно-процессуальная ответственность. М., 1987. С, 61; H.C. Алексеев, В.Г. Смирнов, М.Д. Шаргародский. Основание уголовной ответственно сти по советскому уголовному праву. // Правоведение, 1961. №2. С.,75; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Под ред. P.P. Галиакбарова. Саратов, 1997. С.,34 и др.

3 Проблемы общей теории права и государства. Учебник. С.,496.

31

несправедливого приговора, очевидны и закреплены в ст. 379 УПК РФ, то, что является основанием позитивной (проспективной) уголовно-процессуальной ответственности. Основанием возникновения позитивной уголовно-процессуальной ответственности является правовая обязанность субъекта уголовно-процессуального правоотношения. Общим признаком, как позитивной, так и негативной уголовно-процессуальной ответственности является правовая обязанность. Г.Н. Ветрова отмечала, что «ответственность лица начинается там и тогда, где и когда лицо ста-новится носителем процессуальной обязанности» . Различие состоит лишь в том, что позитивная ответственность возникает при выполнении лицом процессуальной обязанности, а при негативной ответственности в результате нарушения лицом процессуальной обязанности.

Юридические основания возникновения негативной процессуальной ответственности в виде отмены или изменения приговора исчерпы- вающе изложены в ст. 379 УПК РФ: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, \ установленным судом первой или апелляционной инстанции; 2) нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора. Фактическое основание указанной выше уголовно-процессуальной ответственности выражается в факте нарушения судом (мировым судьей), судом апелляционной и кассационной инстанции уголовно- процессуальной обязанности, закрепленной в норме уголовно- процессуального закона, повлекшее вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора. Однако, по нашему мнению, самого факта уголовно-процессуального правонарушения недостаточно для полной характеристики фактического основания к отмене или изменению приговора суда. Необходимо некое

1 С.С. Алексеев. Проблемы теории права. Т.1. М.: Юридическая литература, 1970. С.,373.

2 Г.Н. Ветрова. Указ. соч. С, 64-65.

32

звено между фактическим и юридическим основанием возникновения уголовно-процессуальной ответственности, которое связывало бы в единое целое указанные две стороны единого основания возникновения уголовно-процессуальной ответственности. Таким звеном, по нашему мнению, должен стать состав уголовно- процессуального правонарушения. Т.Г. Морщакова и И.Л. Петрухин справедливо отмечали, «что для области уголовного судопроизводства могло бы быть плодотворным использование теоретических основ правовой квалификации, разработанных в общей теории права и в уголовно-правовой науке».1 В теории уго- ловно-правовой квалификации отмечалось, что «квалификация преступления представляет собой правовую оценку именно преступного деяния, т.е. деяния, содержащего все признаки состава преступления, преду-смотренного уголовным законом…». Перефразируя указанные положения к проблеме уголовно- процессуального правонарушения, можно отметить, что данное правонарушение, совершенное судом при постановке приговора, требует выделение определенных признаков, образующих его состав, что дает возможность применить установленное в уголовно- процессуальной норме основание отмены или изменения приговора. Являясь по своей сущности юридическими фактами, побуждающими к возникновению, изменению и прекращению уголовно- процессуального правоотношения, основания отмены или изменения незаконного, необоснованного или несправедливого правового акта суда представляют собой «процессуальную фактическую систему … необходимую для возникновения и развития юридического процесса при разрешении конкретного юридического дела, перечень которых исчерпывающе установлен в законодательстве».3 В этой связи
роль состава уголовно-

1 Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С.,73-74.

2 Л.Д. Гауфман. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С, 16.

3 Е.Г. Лукьянова. Механизм процессуального регулирования и его элементы. // Журнал российского права, 2001. № 7. С.,94. По этому поводу В.Н. Протасов отмечает, что «по своему строению процес-

33

процессуального правонарушения приобретает особую значимость для целей квалификации уголовно-процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора суда и основания возникновения в этой связи уголовно-процессуальной ответственности. Под составом правонарушения в науке теории права принято понимать «научную абстракцию, отражающую систему наиболее общих, типичных и существенных признаков отдельных разновидностей правонарушения».1 В юридической науке считается признанным четыре элемента состава правонарушения: 1) объект; 2) объективная сторона; 3) субъект; 4) субъективная сторона. Каждый из указанных элементов является, в том числе, элементом состава уголовно-процессуального правонарушения, которые имеют для квалификации уголовно-процессуальных правонарушений не одинаковое значение.

Основания отмены или изменения приговора, как закрепленные в законе, поводы, факты, обстоятельства, способствующие возникнове- нию негативной уголовно-процессуальной ответственности, имеют важное практическое и теоретическое значение. Их роль сводится к решению следующих процессуальных задач:

  1. Они закрепляют в норме уголовно-процессуального права юри- дические основания возникновения уголовно-процессуальной ответственности;

суальная фактическая система — не просто юридически значимая деятельность, как обычные юридические факты, а система процессуальных действий и правоотношений, формулирующаяся на основе норм процессуального права». - В.М. Протасов. Основы общеправовой процессуальной теории. М.,1991.С.,103.

1 Общая теория государства и права. Курс лекций. С.,529. Подобный подход изложен и в науке уго- ловного права - См.: А.А. Пиантковский. Курс советского уголовного права. Т. 2. М.: Наука, 1970. С.,89; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С.,84; Курс уголовного права. Общая часть. Т.1. Учение о преступлении. Учебник. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Л.Д. Тяжковой. М.: Зерцало, 1999. С.,168; Л.Д. Гауфман. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М., 2001. С.,35. А.Н. Трайник. Общее учение о составе преступления. М.: Госюриздат, 1957; B.H. Кудрявцев. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юридическая литература, 1972; Б.А. Куринов. Научные основы квалификации преступления. М.: Юридическая литература, 1957 и другие. Некоторые авторы дают определение понятия состава правонарушения через перечисление его элементов - См.: Теория государства и права. Учебник. Под ред.

34

  1. Служат целенаправленной и эффективной проверке законности, обоснованности и справедливости судебного решения;
  2. Служат повышению объективности решений вышестоящих судов, «являются гарантией от субъективизма при негативной оценке уголовно-процессуальной деятельности и уголовно-процессуальных решений по конкретным делам»1;
  3. Являются юридическим фактом для возникновения уголовно- процессуального охранительного правоотношения, целью которого является «установление достаточности оснований не только для возникновения, но и для развития основного процесса (реализации процессуального отношения — отмечено автором) или создания условий для реализации норм процессуального права путем установления оснований возникновения, изменения и прекращения процессуальных правоотношений»2;
  4. Являются основанием для квалификации уголовно- процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора (определения или постановления) суда (мирового судьи)1;
  5. Являются правовой базой при принятии вышестоящим судом решения по рассматриваемому делу, лежат в основе мотивации действий вышестоящих судов при вынесении решения об отмене или изменении незаконного судебного акта;
  6. Являются основанием для судов вышестоящих инстанции в даче указаний по устранению нарушений уголовного и уголовно- процессуального законов;
  7. М. H. Марченко. М., 2000. С.,596; Проблемы общей теории права и государства. Учебник. Под ред. B.C. Нерсесянц. М.,2001. С.,484.

1 Т.Г. Марщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С, 71-72.

2 Е.Г. Лукьянова. Механизм процессуального регулирования и его элементы. // Журнал российского права, 2001. № 7. С.,94.

35

  1. Позволяют точно определить характер и вид уголовно- процессуального нарушения2 и обеспечивают правильный выбор процессуальных способов устранения обнаруженных недостатков, способствуют предупреждению подобных нарушений в будущем;3
  2. Являются мерами общей и специальной превенции возможных дальнейших нарушений норм уголовно-процессуального закона.
  3. Проблема квалификации уголовно-процессуальных правонаруше- ний неоднократно поднималась в современной уголовно- процессуальной науке. Впервые указанную проблему подняла Т.Г. Морщакова.4 Она отмечала, что для повышения качества судебных приговоров и процесса их кассационного пересмотра необходима научно-обоснованная теория квалификации уголовно- процессуальных правонарушений влекущих, отмену или изменения приговора.5 О необходимости указанной квалификации отмечали и другие ученые.6

Признание наличия уголовно-процессуальных правонарушений, свидетельствует о необходимости их оценки с точки зрения сущест- вующих правовых норм. «В теории уголовно-правовой квалификации обсуждается и убедительно аргументируется тезис о том, что юридическая квалификация, как стадия правоприменительной деятельности, не

О необходимости такой квалификации справедливо отмечали многие ученные: См.: Т.Г. Марщако- ва, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С, 73-74.

2 В этой связи прав В.М. Галкин, который отмечал, что «отнесение нарушений к той или иной клас сификационной группе — необходимое условие его устранения по делу…, а также предупреждения на будущее». - См.: В.М. Галкин. Уголовно-правовые основания отмены (изменения) процессуальных решений. // Проблемы совершенствования советского законодательства. Тр. ВНИИСЗ. Т. 12. М.,1978. С, 152.

3 Т.Г. Марщакова, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С, 73.

4 Т.Г. Морщакова. Квалификация процессуальных правонарушений и основания отмены (изменение) приговора. // Советское государство и право, 1985. №12. С, 57.

5 Там же. С, 57-58.

6 Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С.,75-76; С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальные право нарушение в российском судопроизводстве. Автореф. дисс. д. ю. н. М., 1994. С.,31-32; Л.М. Васильев. О необходимости кодификации норм об уголовно-процессуальных правонарушениях. // Проблемы правоприменительной деятельности. Труды КГАУ. Вып. 374 (402). Краснодар, 1999. С, 175-176; В.Н. Бутов. Определение суда первой инстанции по уголовным делам. Автореф. дисс. к. ю. н. Свердловск, 1975. С, 17.

36

может не представлять собой оценку с точки зрения права фактических обстоятельств, отражающих и наличие, и отсутствие правонарушения… При применении уголовно-процессуального закона указанное требование также действует».1 Приведенное мнение свидетельствует о возможности применения положений материально-правовой квалификации правонарушений к уголовно- процессуальным правонарушениям.

Вопрос о материально-правовой квалификации правонарушений наиболее разработан в науке уголовного права.

В теории уголовного права под квалификацией преступления пони- мается «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой».2 Б.А. Куринов, детализируя приведенное положение, отмечал, что «квалификация преступления как правовая оценка приводит к выводу о том, какая норма уголовного закона предусматривает рассматриваемое общественно опасное деяние. Иными словами, квалификация преступления - это вывод о подобие (тождество) конкретного жизненного случая — преступления - тому понятию о преступлении данного вида, которое сформулировано в норме советского уголовного закона. Квалификация преступления представляет собой подбор нормы уголовного закона к конкрет- ному жизненному случаю и является, по существу, лишь одним из видов юридической квалификации». «Квалификация преступлений — субъективная категория - отражение в сознании лица, производящего правовую оценку содеянного, то есть субъекта квалификации преступления, во-первых, признаков совершенного деяния, во-вторых, признаков состава преступления,
предусмотренного уголовным законом, и, в-

1 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С.,75.

2 B.H. Кудрявцев. Указ. соч. С.,8; B.H. Кудрявцев. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и дополн. М.: Юристь, 2001. С., 5; A.B. Наумов, А.С. Новиченко. Законы логики при квалификации преступлений. М.,1978. С.,25.

3 Б.А. Куринов. Указ. соч. С, 11.

37

третьих, совпадения того и другого». В.Н. Кудрявцев справедливо отмечал, что «в понятии «квалификации» должна подчеркиваться связь установления (процесс квалификации) и юридического закрепления (ре-зультат квалификации)…». Подобные положения применимы и для понимания уголовно-процессуальной квалификации, под которой следует признать установление соответствия между уголовно-процессуальным действием субъектов, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, и признаками состава уголовно-процессуального правонарушения, закрепленного уголовно-процессуальной нормой. Т. Г. Морщакова, характеризуя значение уголовно-процессуальной квалификации, отмечает, что «для процессуальной деятельности, направленной на выявление и оценку уголовно-процессуальных нарушений, применение понятия процессуальной квалификации связано не только с обеспечением объективности решений вышестоящих судов об отмене и изменении или оставлении без изменения приговоров по уголовным делам».3

Таким образом, в центре внимания уголовно-процессуальной ква- лификации оснований отмены или изменения решений суда лежит соотношение фактического действия (действий) суда и уголовно- процессуальной нормой, закрепляющей основания отмены или изменения акта суда первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций (ст. 379 - 383 УПК РФ).

Квалификация уголовно-процессуальных правонарушений, влеку- щих отмену или изменение приговора суда или иного акта судов вышестоящих инстанций, характеризуется следующими признаками. Во-первых, это правовая оценка правонарушения со стороны суда вышестоящей инстанции. Во-вторых, уголовно-процессуальное правонарушение имеет все признаки состава правонарушения, предусмотренного

1 Л.Д. Гауфман. Указ. соч. С, 17.

2 В.Н. Кудрявцев. Указ. соч. С.,7 - 8.

3 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С.,77-78.

38

уголовно-процессуальным законом. В-третьих, указанное правонарушение должно влечь отмену или изменение акта суда, являющегося незаконным, необоснованным и несправедливым. В- четвертых, значимость нарушенных уголовно-процессуальных норм «в механизме правового регулирования, способа воздействия на общественную жизнь».1

Как ранее отмечалось, уголовно-процессуальное правонарушение, как всякое правонарушение, имеет состав, который складывается из объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. Л.М. Васильев отмечал, что уголовно-процессуальное правонарушение имеет собственный состав и особый круг субъектов их допускающих. Т.Г. Морщакова справедливо отмечала, что определенную помощь в выработке критериев для классификации оснований отмены и изменения приговора оказывает использование понятия «состав процессуального нарушения» (по аналогии с понятием «состав преступления»). Обращение к такой аналогии является логическим следствием попытки решить задачу правовой оценки процессуальных нарушений, то есть их «процессуальной квалификации».3

Суд вышестоящей инстанции, в пределах полномочий, определенных в ст. 360 УПК РФ в отношении апелляционной и кассационной ин- станции и ст. 410 УПК РФ в отношении надзорной инстанции, осуществляя пересмотр уголовного дела, должен проверить все элементы состава уголовно-процессуального правонарушения на предмет их наличия в конкретном уголовном деле, поступившим с апелляционной, кассационной или надзорной жалобами.

H.M. Свидлов. Виды норм и квалификация преступлений следователем. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1986. С, 12.

2 См.: Л.М. Васильев. О необходимости кодификации норм об уголовно-процессуальных правонару шениях. // Проблемы правоприменительной деятельности. Труды КГАУ. Вып. 374 (402). Краснодар, 1999. С, 176.

3 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С.,88 - 89.

39

Объект уголовно-процессуального правонарушения - это общест- венное отношение, реализуемые путем действий в сфере осуществления правосудия по уголовным делам. М.С. Строгович отмечал, что «прослеживается связь уголовно-процессуальных действий с уголовно-процессуальными отношениями как содержание (действия) и формы (правоотношения): каждому уголовно- процессуальному действию, как и в целом их системе, соответствуют определенные правовые отношения».1 Несмотря на различные процессуальные полномочия и процессуальное положение государственных органов и иных субъектов, участвующих в уголовном судопроизводстве, все они обладают определенными правами и несут установленные законом обязанности. Реализация этих прав и обязанностей осуществляется в форме правовых отноше- ний. Таким образом, уголовно-процессуальное правонарушение посягает на общественные уголовно-процессуальные отношения, в рамках которых реализуются права и обязанности участников уголовно-процессуального права. Однако в уголовно-правовой науке отмечалось, что охраняемые уголовным законом общественные отношения (объект преступления) не однородны и могут быть сгруппированы на общие, ро-довые, видовые и непосредственные. Приведенная классификация объектов может быть применена и в уголовно-процессуальном праве. Общим объектом уголовно-процессуального правонарушения в нашем слу- чае является порядок уголовного судопроизводства, обязательный для всех участников уголовного судопроизводства (ст. 1 УПК РФ). «Практически всегда нарушение процессуальных норм может быть оценено («квалифицировано»), как препятствующее достижению какой-либо из

М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. Т.1. С.,30-31.

2 См.: Советский уголовный процесс. Вопросы Общей части. Под ред. В.Я. Чеканова. Саратов, 1986. С, 15; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Под ред. П.А. Лупинской. М.: Юристь, 1997. С.,9.

3 Н.И. Коржанский. Объект посягательства и квалификация преступлений. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1976. С, 78.

40

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

целей или, как нарушающее какие-либо принципы и общие положения, действующие в уголовном судопроизводстве и, во всяком случае, как противоречащие законности в уголовно- процессуальной деятельности».1 Родовой объект характеризуется отношениями, возникающими в стадиях уголовного судопроизводства.2 Таким образом, налицо нарушение норм, регламентирующих осуществление прав и несение обязанностей участников уголовного судопроизводства в рамках определенной стадии уголовного процесса. Непосредственный объект - это общественные отношения, на которые в конкретном случае посягает уголовно-процессуальное правонарушение. Выявление видового объекта для уголовно-процессуального правонарушения не актуально, так как его отличие непосредственно лежит в плоскости «признаков и особенностей предмета преступления».3

В уголовно-процессуальной науке высказывалось мнение о неакту- альности выделения объекта уголовно-процессуального правонарушения, влекущего отмену или изменение приговора, поскольку он не дает ничего для процессуальной квалификации оснований отмены или изменения акта суда (судьи).4 С указанным подходом согласиться нельзя. Значение объектов уголовно- процессуального правонарушения велико, так как его точное определение позволяет определить вид основания отмены (изменения) приговора: материальные (ст. 382 и 383 УПК РФ) или процессуальные (ст. 380 и 381 УПК РФ), а также в рамках указанных групп определить конкретное основание, имеющее значение для рас- сматриваемого уголовного дела.

1 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С.,82.

2 О стадиях уголовного судопроизводства см.: Л.Б. Зусь. Механизм уголовно-процессуального регу лирования. Владивосток, 1986.

3 Н.И. Коржанский. Объект посягательства и квалификация преступлений. Учебное пособие. Волго град, 1976. С, 87; Он же. Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации). Учебное пособие. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1976. С.,36-48.

4 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С, 89.

41

Решающее значение для конкретизации вида, закрепленного в уго- ловно-процессуальном законе, основания отмены (изменения) приговора суда имеет объективная сторона уголовно- процессуального правонарушения. Она, прежде всего, характеризуется следующими признаками: деяние (действие или бездействие) и причинная связь между деянием и последствием. Указанные признаки находят свое закрепление в уголовно- процессуальном законе.

Многообразие деяний (действий или бездействия), приводящих суд к вынесению незаконного, необоснованного и несправедливого приго- вора очевидно, и их можно перечислить на основе анализа норм ст. 380 -383 УПК РФ:

?несоответствие выводов, исследованным в суде доказательствам (п.1.ст.380УГЖ);

?оставление без учета обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 380 УПК РФ);

?отсутствие в приговоре указания на основания, по которым суд отверг одни доказательства и принял другие (п. 3 ст. 380 УПК

РФ);

?противоречивые выводы суда (п. 4 ст. 380 УПК РФ);

?условные или безусловные нарушения уголовно-процессуального

закона (ст. 381 УПК РФ); ?нарушение требований Общей части УК РФ 9п. 1 ст. 382 УПК

РФ); ? применение не той статьи УК РФ, которая подлежит применению

(п. 2 ст. 382 УПК РФ); ?назначение наказания не в соответствии с требованием УК РФ (п.

3 ст. 382 УПК РФ); ?назначение наказания не соответствующего тяжести преступления

и личности осужденного (ч. 1 и 2 ст. 383 УПК РФ).

42

Причинная связь между действиями суда и вынесением незаконного, необоснованного и несправедливого приговора - еще один признак объективной стороны состава уголовно-процессуального правонарушения. Причинная связь — это такая объективная диалектическая связь между деянием и его последствием, при которой деяние предшествует последствию, последствие происходит от указанного деяния, деяние является единственным условием возникновения последствия, последствие вытекает из указанного деяния с неизбежностью. Значение причинной связи, как признака уголовно-процессуального правонарушения, заключается в следующем:

  1. Причинная связь позволяет выделить все возможные противоправные деяния суда при вынесении решения, т.е. полно рассмотреть законность и обоснованность судебного акта;
  2. Причинная связь позволяет решить вопрос о том, повлияло или могло повлиять деяние на постановку законного, обоснованного и справедливого судебного акта. Она позволяет определить необходимость отмены или возможность изменения указанного акта судом вышестоящей инстанции.
  3. Причинная связь позволяет решить вопрос об оставлении судебного акта в силе, а жалобы или представления без удовлетворения.
  4. Субъектом уголовно-процессуального правонарушения является суд, рассматривающий уголовное дело и выносящий незаконный, не- обоснованный и несправедливый приговор. Причем субъект, как эле- мент состава уголовно-процессуального правонарушения, имеет значение для целей определения законности состава суда (ст. 30 УПК РФ), полномочий суда (ст. 29 УПК РФ) и подсудности уголовного дела (ст. 31 -36 УПК РФ).

Субъективная сторона, как элемент состава уголовно- процессуального правонарушения, характеризуется следующими при-

43

знаками: вина, мотивы и цели. Среди приведенных признаков центральное место занимает вина, причем, как умышленная (прямая и косвенная), так и небрежная форма неосторожной вины. Мотивы и цели имеют значение лишь в случае наличия умышленной формы вины. Наличие в действиях судьи умысла на вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора влечет возникновение материальной и процессуальной ответственности. В первом случае ответственность наступает на основании ст. 299, 300, 301, 305 Уголовного кодекса РФ и субъектом ответственности является конкретный судья умышленно вынесших незаконный, необоснованный и несправедливый приговор. Во втором - приговор отменяется по одному из оснований, предусмотренных ст. 379 УПК РФ исходя из конкретных обстоятельств дела. В этом случае субъектом ответственности будет суд, который вынес незаконный, необоснованный и несправедливый приговор. В случае вынесения незаконного, необоснованного и несправедливого приговора по неосторожности, то в данном случае возникает лишь уголовно- процессуальная ответственность по основаниям, указанным в ст. 380-383 УПК РФ. Л.Б. Алексеев и Г.Н. Ветрова отмечали, что «субъективная сторона процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора, не имеет значения для применения процессуальных санкций правовос-становительного характера и поэтому в рамках производства по данному делу не выясняется».1 С подобным мнением по указанным выше соображениям согласиться нельзя. Т.Н. Морщакова в этой связи отмечала, что «существенные нарушение уголовно-процессуального закона должны всегда рассматриваться как виновные, хотя и неосторожные дейст-

1 Г.Н. Ветрова. Уголовно-процессуальная ответственность. Автореф. дисс. к. ю. н. М.,1981. С.,13; Л.Б. Алексеев. О механизме уголовно-процессуального регулирования. // Советский уголовно- процессуальный закон и проблемы его эффективности. Под ред. В.Н. Савицкого. М.: Наука, 1979. С, 169.

44

вия».1 Вместе с тем характер и содержание неосторожной вины иное, чем в уголовном праве. Ч. 3 ст. 26 УК РФ закрепляет, что преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и преду-смотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия. Небрежность в уголовно- процессуальном правонарушении характеризуется отсутствием интеллектуального элемента, т.е. когда лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий). Указанный элемент не отражает отношения суда к выносимому приговору, который может быть убежден в за- конности, обоснованности и справедливости вынесенного приговора. В этой связи небрежность уголовно-процессуальном праве характеризуется лишь волевым элементом, т.е. лицо при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого судебного акта.

Значение элементов и признаков состава уголовно-процессуального правонарушения, влекущего отмену или изменения приговора или иного акта суда, для квалификации указанных правонарушений имеет важное практическое значение и в этой связи уместно их проанализировать с целью определения их прикладного значения.

Значение объекта уголовно-процессуального правонарушения для квалификации указанных правонарушений сводится к следующему. Объект уголовно-процессуального правонарушения, влекущего отмену или изменения приговора или иного акта суда позволяет решить следующие вопросы:

1 Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Указ. соч. С, 92.

2 Ч. 2 ст. 2.2 КоАП РФ закрепляет такой же подход в определении небрежной формой вины.

45

  1. Дает «социальную и юридическую оценку» уголовно- процессуального правонарушения. Позволяет определить, например, условный и безусловный характер уголовно- процессуального правонарушения или определить необходимость отмены или изменения приговора или иного акта суда;
  2. Позволяет решить вопрос о виде материального или процессуального основания отмены или изменения приговора или иного судебного акта;
  3. Позволяет определить вид основания отмены или изменения акта суда, предусмотренных в ст. 379 УПК РФ;
  4. Дает возможность уяснить содержание и признаки других элементов состава уголовно-процессуального правонарушения, позволяет определить суть противоправного деяния (действия или бездействия), являющегося одним из центральных элементов состава уголовно-процессуального правонарушения;
  5. Позволяет определить вид нарушенного уголовно- процессуального правоотношения и, таким образом, определить значение указного правонарушения для оснований отмены или изменения приговора суда.
  6. Уровневая дифференциация объектов уголовно-процессуальных правонарушений на виды позволяет точно определить сферу его воздействия на выносимый судом акт правосудия. Определение объекта уголовно-процессуального правонарушения в процессе квалификации правонарушения должно происходить в первую очередь, поскольку дает возможность осуществить квалификацию уголовно-процессуальных правонарушений по другим элементам.

Н.И. Коржанский. Объект посягательства и квалификация преступлений. Учебное пособие. С.,5.

46

Значение объективной стороны для квалификации уголовно- процессуальных правонарушений, влекущих отмену или изменение приговора суда, сводится к следующему:

  1. Позволяет определить содержание противоправного деяния, ко- торое в свою очередь дает возможность выйти на применение предусмотренного законом уголовно-процессуального основания отмены или изменения приговора или иного акта суда;
  2. Дают возможность установить связь между противоправным деянием и наступившим последствием, в виде вынесения неза- конного, необоснованного и несправедливого приговора или иного судебного акта;
  3. Позволяют определить вид судебного акта, подлежащего отмене или изменению в результате противоправного деяния.
  4. Значение следующего элемента состава уголовно-процессуального правонарушения для квалификации указанных правонарушений, а именно субъекта, заключается в характере субъекта, которое позволяет отнести процессуальное правонарушение к числу безусловных оснований к отмене приговора или иного акта суда.1

Субъективная сторона, как элемент состава уголовно- процессуального правонарушения, влекущая отмену или изменение приговора или иного акта суда или иных актов судебных органов, позволяет в ходе квалификации правонарушения решить следующие вопросы:

  1. Определить имеет ли место только уголовно-процессуальное правонарушение или уголовно-процессуальное правонарушение и уголовное преступление, предусмотренное нормами Уголовного кодекса РФ;
  2. Позволяет решать вопрос о квалификации судьи, вынесшего не- законный, необоснованный и несправедливый судебный акт. Как
  3. 1 См.: Т.Г. Морщакова, ИЛ. Петрухин. Указ. соч. С, 94.

47

справедливо отмечал И.С. Самощенко, «государственные учре- ждения (а это относится и к суду) не могут быть освобождены от ответственности из-за незнания закона, если они принимают в силу этого незнания нарушающее закон решения».1 Вместе с тем необходимо отметить, что субъективная сторона, а именно вина, не позволяет разграничить условные или безусловные основания отмены или изменения приговора суда.

1 И.С. Самощенко. Понятие правонарушения по советскому законодательству. С.,145.

48

Глава П. Основания отмены или изменения приговора

суда первой и апелляционной инстанции 2.1. Понятие и значение оснований отмены или изменения приговора суда первой и аппеляционной инстанций.

Под основанием в науке принято понимать все на чем что-либо осно- вано, установлено или укреплено,1 те явления или стороны явления, которые служат первоначальным источником, определяющим существо и развитие всех остальных производных явлений или их сторон, находясь с ними в отношении диалектической взаимообусловленности.2 Наука теории государства и права считает признанным, что основаниями юридической ответственности являются фактические и юридические основания.3 Фактическим основанием ответственности является правонарушение, а юридическим - закрепленная в законодательстве норма права, предусматривающая такую ответственность. В науке уголовно- процессуального права под основаниями отмены или изменения приговора принято понимать «такие допущения по делу нарушения, которые свидетельствуют о незаконности и необоснованности приговора и требуют его отмены или изменения».4 Немного иной подход в определении кассационных и надзорных оснований отмены или изменения приговора, определения и постановления суда приводят И.Д. Перлов и М.С. Строгович. Данные авторы отмечают, что «под основанием к отмене или изменению приговора, определений и постановлений суда следует понимать предусмотренные

1 Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. - Т. 2. M.: Тера, 1998. С, 1815. Словарь рус ского языка. Т. 1. М., 1958. дает следующее определение основания как «причина, повод, которые объ ясняют, оправдывают, делают понятными поступки, поведение и т.п. кого-либо».

2 Коврига З.Ф. Указ. соч. - С, 49.

3 См.: Проблемы общей теории права и государства. Учебник. С, 496-497.

4 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник. / Под ред. Лупинской П.А. М.,: Юристь, 1997. - С, 452. Достаточно сходное определение дала Куцова Э.Ф., которая отметила, что «кассационными основаниями являются допущения по делу нарушения, которые повлекли постановле ние незаконного и необоснованного приговора, либо - порождают сомнения в его законности и обосно ванности» - Уголовный процесс. Учебник. Изд. 2-е перераб. и доп. / Под ред. Гуценко К.Ф. М.: Зерца ло. 1997. С. 406; Пзнанский В.А. Вопросы теории и практики кассационного производства в советском уголовном процессе. Саратов, 1978. С. 68.

49

законом и установленные вышестоящим судом нарушения, допущенные при производстве предварительного расследования либо судебном рассмотрении дела, влекущие по закону отмену или изменение приговора».1 А.С. Александров и Н.Н. Ковтун отмечали, что апелляционные основания - это те обстоятельства, предусмотренные законом, установление которых апелляционным судом влечет полную или частичную отмену приговора (постановления о прекращении дела) мирового судьи, или изменение приговора (постановления) суда первой инстанции и вынесение нового приговора, или же прекращение судом второй инстанции уголовного дела».2

В науке уголовно-процессуального права идет дискуссия о класси- фикации оснований отмены (изменения) приговора, определений и постановлений суда вышестоящими судебными инстанциями. Так, А.Л. Цып-кин делит основания отмены приговора, определений и постановлений на три вида: «1) процессуальные; 2) правовые; 3) надзорные». В.П. Маслов выделяет основания отмены актов суда на кассационные и надзорные.4 И.Д. Перлов и А.Я. Грун5 классифицирует основания отмены (изменения) приговора суда на предусмотренные ст. 342 УПК РСФСР: 1) односторонность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия; 2) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; 3) существенное нарушение уголовно- процессуального закона; 4) неправильное применение уголовного закона;

Перлов И.Д. Надзорное производство в уголовном процессе. - М.: Юридическая литература. 1974. - С, 145; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.2. С, 378; Ласточкмна Р.Н., Москвитина T.A. Основания к отмене или изменению приговора. Ярославсь. 1987. С, 9.

2 А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Основания к отмене (изменению) приговора в суде апелляционной инстанции. // Государство и право. 2001. №10. С, 55 -56.

3 Цыпкин А.Л. Право на защиту в кассационном и надзорном производстве и при исполнении пригово ра. Саратов, 1965. С, 96.

Маслов В.П. Пересмотр уголовных дел в порядке надзора. - М.: Юридическая литература. 1965. - С, 47. Его поддерживает Зайцев И. - Зайцев И. Основания к отмене судебных решений в порядке надзора. //Социалистическая законность. 1996. №8. С, 41.

5 Грун А.Я. анализируя виды оснований отмены (изменения) приговора, кроме указанных выделяет в том числе материальные и процессуальные. - А.Я. Грун. Пересмотр приговора в порядке судебного надзора. М.: Юридическая литература. 1969. С, 37.

50

5) несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного.1 М.С. Строгович указывая на 5 оснований предусмотренных ст. 342 ранее действующего УПК РСФСР вместе с тем отмечает, что «основаниями для кассации являются незаконность и необосно-ванность приговора». Далее автор, излагая норму ст. 342 УПК РСФСР, отмечает, что «первые два основания раскрывают содержание понятия необоснованности приговора, а три остальных - незаконности». Новый УПК РФ в ст. 379 выделяет только четыре основания отмены (изменения) судебного решения кассационной инстанцией. Вместе с тем нормы ст. 409 УПК РФ, предусматривая основания отмены или изменения судебного решения, вступившего в законную силу, указывают на иной состав ос- нований, что позволяет учитывать и инстанционные основания отмены судебных актов. В этой связи правы те авторы, которые выделяют кассационные и надзорные основания отмены или изменения судебных актов.

Приведенные точки зрения на классификацию оснований позволяют прийти к выводу, что предусмотренные УПК РФ основания можно, кроме перечисленных выше, сгруппировать на: 1) материальные (п. 3 и 4 ст. 379 УПК РФ); 2) процессуальные (п.1 и 2 ст. 379 УПК РФ).4 Р.Н. Ласточкина и Т.А. Москвитина, давая определение оснований отмены и изменения приговора, отмечают, что «под кассационными основаниями следует понимать такие нарушения уголовного и иного материального, а также уголовно-процессуального закона, допущенного в досудебном и судебном производстве лицом, производящим дознание, следователем, прокурором, утвердившим обвинительное заключение, и (или) судом (судьей), которые

1 Перлов И.Д. Указ. соч. С, 148; Грун А.Я. Указ. соч. С. 37. Подобное мнение высказано Трусовым А.И. - Уголовный процесс. Учебник. - M.: Зерцало. 1997. - С. 406.

2 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. T.2. С, 378.

3 Там же. С, 378.

4 На указанные группы оснований обращал внимание Пленум Верховного Суда СССР в п. 3 постанов ления №10 Пленума Верховного Суда СССР «О практике рассмотрения судами уголовных дел в касса ционном порядке» от 17.12.71 г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. M.: Спарк. 1995. С, 85.

51

повлекли или могли повлечь постановление незаконного и необоснованного приговора, затрудняют или делают невозможной проверку его правосудное™, а также новые обстоятельства, исключающие производство по делу либо признание приговора правосудным».1 Таким образом, авторы выделяют материальные и процессуальные основания отмены или изменения приговора вышестоящим судом.

Данные основания могут быть выделены по следующим мотивам:

  1. В основе приведенной классификации лежат нарушенные нормы либо процессуального права, либо материального уголовного права;
  2. Эти основания приведены именно в таком изложении в норме ст. 379 УПК РФ.
  3. Необходимо отметить, что указанная классификация наиболее точно отражает суть, приведенных ст. 379 УПК РФ оснований отмены или изменения акта суда Российской Федерации.

Вместе с тем, эти положения характеризуют лишь юридическое ос нование ответственности, закрепленное в нормах уголовно- процессуального закона. Фактическим же основанием является уголовно- процессуальное правонарушение. Возникновение уголовно- процессуальной ответственности связано с наличием как минимум двух оснований, а это уже состав юридических фактов, влекущий возникнове ние ответственности. Таким составом, в нашем случае, является состав уголовно-процессуального правонарушения, влекущий отмену или изме нение приговора или иного акта суда. Состав уголовно- процессуального правонарушения является связующим звеном между нормой уголовно- процессуального права и уголовно-процессуальным правонарушением, поскольку состав с одной стороны сконструирован и закреплен в норме права, а с другой абстрактная конструкция совершенного противоправно го деяния (правонарушения).

1 Ласточкина P.H., Москвитина T.A. Указ. соч. С. 9.

52

Таким образом, основанием уголовно-процессуальной ответственно- сти, влекущей отмену или изменение приговора или иного акта суда является состав уголовно-процессуального правонарушения, закрепленный в ст. 380-383 УПК РФ.

2.2. Содержание материальных оснований отмены или изменения приговора.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает два матери- альных основания отмены или изменения приговора суда: неправильное применение уголовного закона (ст. 382 УПК РФ) и несправедливость приговора (ст. 383 УПК РФ). В отличие от Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г. виды материальных оснований отмены (изменения) приговора в новом УПК РФ изложены по иному. Среди оснований, отнесенных к группе, предусмотренной ст. 382 УПК РФ, выделяются: 1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации; 2) применение не той статьи или не тех пунктов и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, которые подлежали приме- нению; 3) назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. К числу оснований, признающих приговор несправедливым, ст. 383 УПК РФ относит: «не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости». В соответствии с ч. 2 ст. 383 УПК РФ «Приговор может быть также отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания ввиду признания наказания, назначенного судом первой или апелляционной инстанциями, несправедливым вследствие его

53

чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя».

Новый УПК РФ, в сравнении с УПК РСФСР закрепил новый вид ма- териального основания отмены (изменения) приговора - нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации (п. 1 ст. 382 УПК РФ). По новому, с незначительными изменениями, сформулирована норма ч. 1 ст. 383 УПК РФ, где отмечается, что «несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости». Ч. 2 ст. 383 УПК РФ новая и в прежнем УПК РСФСР не содержалась.

Указанные положения свидетельствуют о необходимости раскрыть содержание закрепленных в ст. 382 и 383 УПК РФ материальных оснований отмены (изменения) приговора суда (судьи) вышестоящими судебными инстанциями.

П. 1 ст. 382 УПК РФ выделяет такое основание как «нарушение тре- бований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации». Анализ УК РФ 1996 г. позволяет выделить следующие виды норм, имеющие значение для рассматриваемого основания:

  1. Нормы, закрепляющие принципы уголовного права (ст. 3 — 8 УК РФ);
  2. Нормы, регламентирующие действие уголовного закона во времени в пространстве и по кругу лиц (ст. 9-13 УК РФ);
  3. Нормы, характеризующие общие положения о категориях преступлений и об элементах состава преступления (ст. 14 — 42, 87 УК РФ);
  4. 54

  5. Нормы, регламентирующие виды и порядок назначения наказания (43 - 74 и 88-91 УК РФ);
  6. Нормы, регламентирующие порядок освобождения от уголовной ответственности и от наказания (ст. 75 — 86, 92 - 95 УК РФ);
  7. Нормы, закрепляющие порядок применения принудительных мер медицинского характера (ст. 97-104 УК РФ).
  8. Рассмотрение указанных групп норм Уголовного кодекса РФ позво- ляет отметить, что нормы, закрепляющие принципы уголовного права (ст. 3-8 УК РФ) в случае их нарушения судом при вынесении приговора, определения или постановления могут иметь значение для всех оснований отмены приговора, предусмотренных ст. 382 УПК РФ, да и других предусмотренных УПК РФ оснований отмены (изменения) приговора суда. Содержание приведенных в УК РФ принципов затрагивает положения всего уголовного права, они являются его концентрированным выражением, отражающим суть уголовного права. Л.А. Прохоров справедливо отмечал, что «принципы уголовного законодательства обладают следующими, только им присущими признаками: 1) Они выявляют внутренние объективные закономерности уголовного закона, направляют его в русло решения задач: охраны от преступных посягательств прав и свобод человека и гражданина, собственности, других общественных ценностей. 2) Пронизывают все законодательство, как его Общую, так и особенную часть, проявляются во всех уголовно-правовых институтах. 3) Имеют не столько научное, сколько практическое значение, так как законодательный уголовно-правовой акт, построенный на научно разработанных принципах, есть факт, обеспечивающий эффективность уголовного права и уголовной политики».1

1 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Под ред. P.P. Галиакбарова. Саратов, 1997. С. 13.

55

Приведенные положения свидетельствуют об актуальности закреп- ленных в уголовном законе РФ принципов, что подтверждает их значимость для всех материальных и процессуальных оснований отмены (изменения) приговора суда судами вышестоящих инстанций. В ходе установления при апелляционном, кассационном и надзорном производстве, фактов нарушения принципов уголовного права приговор подлежит безусловной отмене не только по основанию указанному в п. 1 ст. 382 УПК РФ, но и по другим основаниям. Применение в указанном случае иных материальных оснований отмены (изменения) приговора суда (судьи) возможно в зависимости от характера выявленного вышестоящей инстанцией уголовно- процессуального правонарушения. Так, назначение судом наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в тех или иных случаях может нарушать принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), т.е. «наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершенного преступления…»1 или принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ), - «обеспечение уголовным законодательством безопасности человека… человечности (гуманности) наказания преступника и применения к нему иных мер уголовно-правового характера».2

Вторая группа норм Общей части УК РФ представляет нормы, рег- ламентирующие действие уголовного закона во времени, в пространстве и по кругу лиц (ст. 9 — 13 УК РФ). Приведенный комплекс норм характеризует порядок действия уголовного закона, и их нарушение при рассмотрении уголовных дела влечет отмену приговора суда. Нарушение норм о действии уголовного закона во времени, пространстве и по кругу лиц

1 Новый комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Вер дикт, 1996. С.,11.

2 Там же. С, 11.

56

влияет и на другие основания отмены приговора, предусмотренные в ст. 382 УПК РФ. «Хотя закон и выделяет каждый из этих случаев неправильного применения закона, следует подчеркнуть, что практически они так тесно и неразрывно между собой связаны, что их трудно отделить друг от друга».1 Нарушение норм Общей части УК РФ всегда влечет к безусловному нарушению норм Особенной части УК РФ. Например, нарушение нормы ч. 1 ст. 9 УК РФ приводит к тому, что не применена норма Особенной части УК РФ, предусматривающая ответственность за рассматриваемое преступление.

Неправильное применение норм о действии уголовного закона во времени, в пространстве и по кругу лиц может быть выражено в применении уголовного закона, который отменен или изменен другим актом, вступившим в силу, т.е. нарушение нормы ст. 9 УК РФ может повлечь применение закона, не подлежащего применению, или не применение закона, подлежащего применению. Указанное основание может так же повлечь назначение наказания более строго, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ (п. 3 ст. 382 УПК РФ). Так, Стерлитамакским городским судом Республики Башкортостан Е. был осужден к лишению свободы по ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 161, пп. «а», «б» «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 5 июля 2000 г. рассмотрело уголовное дело по протесту Генерального прокурора РФ, указав следующее. В соответствии со. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действующим во время совершения этого деяния. Суд первой инстанции признал, что на основании закона, действовавшего во время совершения преступления, вымогательство следовало бы квалифицировать по ч. 5 ст. 148 УК РСФСР как вымогательство, совершенное особо опасным рецидивистом. Однако в

1 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 164-165.

57

связи с введением в действие с 1 января 1997 г. УК РФ суд на основании ст. 10 УК РФ применил закон, предусматривающий за это преступление более мягкое наказание, и осудил Е. по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Между тем, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что со- гласно ст. 10 УК РФ обратную силу имеет закон, не только устраняющий преступление, но смягчающий наказание. УК РФ не содержит понятия «особо опасный рецидивист» и в этой связи из обвинения указанный квалифицирующий признак в отношении Е. должен быть исключен. Ответственность за деяние Е. необходимо признать повторным, по предварительному сговору группой лиц и соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, предусмотрена ч. 3 ст. 148 УК РСФСР.

Санкция указанной статьи закона (до семи лет лишения свободы) ус- тановлена менее строгая, чем санкция ч. 2 ст. 163 УК РФ (от трех до семи лет лишения свободы).

Поскольку уголовный закон, усиливающий наказание, в соответствии со ст. 10 УК РФ обратной силы не имеет, переквалификация действий Е. на пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ необоснованна.1

Возникновение приведенного основания возможно как в случаях ко- гда суд, вынося приговор, превысил санкцию статьи Особенной части УК РФ при назначении наказания, так и в том случае когда, применяя закон не подлежащий применению, или не применяет закон подлежащий применению,2 суд выносит наказание, которое превышает наказание предусмотренное статьей Особенной части УК РФ, подлежащей применению для рассматриваемого преступления. На практике же, и это неоднократно отмечалось в научной и учебной литературе, а также судебной практике, нарушение норм о действии уголовного закона может влечь, в том числе

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №4. С, 11 -12.

2 По вопросу о действии отдельных норм Общей части УК РСФСР 1960 г. см.: В.П. Коняхин. Уголов ный закон как источник Общей части Российского уголовного права. // Уголовное право, 2002. №1. С, 18-21.

58

и к нарушение норм Особенной части УК РФ (п. 2 ст. 382 УПК РФ) и неправильное назначение наказания (п. 3 ст. 382 УПК РФ).1 А.Я. Грун отмечал, что «в ряде случаев суды неправильно применяют нормы Общей части УК РСФСР, в частности, применяют к осужденному закон, утративший силу или, наоборот, еще не вступивший в действие…».

Другой группой норм Общей части УК РФ, нарушение которых вле- чет отмену или изменение приговора суда являются нормы, характеризующие общие положения о категориях преступлений и об элементах состава преступления (ст. 14 - 42, 87 УК РФ). Нарушение норм о категориях преступлений (ст. 15 УК РФ), о неоднократности (ст. 16 УК РФ), совокупности (ст. 17 УК РФ), рецидиве преступлений (ст. 18 УК РФ) и других, предусмотренных разделом вторым УК РФ, влечет неправильное применение статей Общей (о виде и назначении наказания) и Особенной частей УК РФ, как при квалификации преступлений, так и назначении наказания. Неправильное применение нормы ст. 15 УК РФ может привести к ошибочному определению характера и степени общественной опасности деяния и, соответственно, неправильному назначению наказания за преступление, предусмотренное статьями особенной части УК РФ. Неправильное определение рецидива преступлений так же влечет неправильное назначение наказания. Тюменский областной суд признал К. особо опасным рецидивистом и осудил его по ст. 15, п. «в», «г» и «л» ст. 102 УК РСФСР за то, что он, отбывая наказание за преступление, совершенное, когда ему не было 18 лет, после достижения совершеннолетия покушался на убийство другого заключенного. Между тем в соответствии с примечанием «1» к ст. 24 УК РСФСР при признании особо опасным рецидивистом не могут учитываться судимости за преступления, совершенные в возрасте

И.Д. Перлов. Указ.соч. С, 165; Советский уголовный процесс. Учебник. Под ред. В.П. Божьева. М.: Юридическая литература, 1990. С. 338; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник. Под ред. П.А. Лупинской. С, 457. 2 А.Я. Грун. Указ. соч. С, 58.

59

до 18 лет. Поэтому Президиум Верховного Суда РСФСР отменил приговор в части признания К. особо опасным рецидивистом и осуждения его по ст. 15 и п. «л» ст. 102 УК РСФСР.1

Нарушение норм Общей части УК РФ, касающиеся нарушений, ха- рактеризующих общие положения о категориях преступлений и об элементах состава преступления, тесно связаны с неправильной квалификацией преступления по статьям Особенной части УК РФ, неверным назначением наказания. Это обстоятельство свидетельствует о тесной связи основания отмены приговора, предусмотренного п. 1 ст. 382 УПК РФ с другими основаниями, как предусмотренными ст. 382 УПК РФ, так и ст. 383 УПК РФ.

В ходе рассмотрения уголовного дела могут иметь место случаи на- рушения норм, регламентирующие виды и порядок назначения наказания (43 - 74 и 88 - 91 УК РФ). Нарушение этих норм тесно связано с группой норм указанных нами выше. Правильное определение вида наказания и порядка его назначения влияет на справедливость приговора суда (ст. 383 УПК РФ). Нарушение норм ст. 43 - 74, 88 - 91 УК РФ может выразиться в неправильном выборе основного и дополнительного наказания, превышении или снижении пределов допустимого размера наказания, неприменении норм об обстоятельствах, смягчающих или отягчающих наказание и не учет этих обстоятельств при назначении наказания (ст. 61, 62, 63 УК РФ), неправильном назначении наказания, чем предусмотрено за данное преступление (назначение наказания ниже низшего предела) или при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 64 и 65 УК РФ), неправильное назначение наказания за неоконченное преступление, совершенное в соучастии, при рецидиве преступлений (в том числе при неправильном применении норм об определении рецидива ст. 18 УК РФ), назначении наказания по совокупности преступлений и приговоров (ст. 69 и

1 А.Я. Грун. Указ. соч. С. 58.

60

70 УК РФ), неправильном определении сроков наказания при сложении наказания, исчисления сроков наказания и их зачета (ст. 71, 72 УК РФ), неправильном применении нормы об условном осуждении и отмены условного осуждения или продлении испытательного срока (ст. 73, 74 УК РФ). Судебная практика богата подобного рода случаями неправильного применения норм Общей части УК РФ.

В выше приведенном примере лица были осуждены судом первой инстанции еще за ряд тяжких преступлений, наказание им назначено с учетом требований ч. 3,4 ст. 69 УК РФ.

Поэтому после отмены приговора в части осуждения за действия, связанные с похищением человека, кассационная инстанция в связи с уменьшением объема обвинения должна была решить вопрос о назначении осужденным наказания в соответствии с требованиями ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ.

Однако это требование закона выполнено не было. Сославшись в оп- ределении на то, что виновных надо «считать осужденными» по совокупности нескольких статей УК РФ, кассационная инстанция при этом не учла принцип назначения наказания.

Таким образом, после частичной отмены приговора кассационная инстанция в остальной части по совокупности преступлений наказание этим лицам не назначила.

Президиум Верховного суда РФ, удовлетворив протест, отменил кас- сационное определение в полном объеме, и дело направил на новое кассационное рассмотрение.1

Следующей группой норм, нарушение которых влечет отмену (изме- нение) приговора суда, являются нормы Общей части УК РФ, регламентирующие порядок освобождения от уголовной ответственности и от на-

1 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 3 квартал 2000 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №4. С, 18.

61

казания (ст. 75 - 86, 92 - 95 УК РФ). Неправильное применение норм об освобождении от уголовной ответственности и наказания напрямую связаны с вынесением несправедливого приговора. Однако норма ст. 383 УПК РФ не предусматривает данного основания для отмены по указанной статье, а в случае подобного рода нарушений норм Общей части УК РФ приговор может быть отменен только по основанию, предусмотренному п. 1 ст.382 УПК РФ. Вместе с тем, не применение норм главы 11 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности может влечь применение норм статей Особенной части УК РФ.

Нарушение норм рассматриваемой группы характеризуется следую- щими обстоятельствами: неправильное применение или неприменение судом норм об освобождении лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с потерпевшим, изменение обстановки, истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Указанные нарушения могут возникнуть в связи с неправильным применением иных статей Общей части УК РФ. Так, например, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно, если правильно применена норма ст. 15 УК РФ об определении категории преступлений, так как ст. 76 УК РФ применима лишь при совершении лицом преступления небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ).

Нарушение норм Общей части УК РФ об освобождении лица от на- казания может характеризоваться неправильным применением или не- применением нормы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79 УК РФ), о замене не отбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ), об освобождении от наказания в связи с болезнью лица, привлекаемого к ответственности (ст. 81 УК РФ), об отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ), об освобождении от отбыва-

62

ния наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ).

Не менее важное значение имеют нормы ст. 84, 85, 86 УК РФ которые предусматривают основания об освобождении от уголовной ответст- венности в связи с актом амнистии (ст. 84 УК РФ), освобождении или смягчении наказания в связи с помилованием (ст. 85 УК РФ), неправильное применение нормы ст. 86 УК РФ о признании лица судимым или погашением и снятием судимости. Нарушение указанных норм УК РФ может влечь, как отмену, так и изменение приговора суда (судьи) судом вышестоящей инстанции.

Последней группой норм Общей части УК РФ являются нормы, за- крепляющие порядок применения принудительных мер медицинского характера (ст. 97 - 104 УК РФ), нарушение которых также влечет отмену решения суда. Указанная группа норм посвящена «особой, не являющейся наказанием, формой государственного воздействия»1 на лица, совершившего преступление. Решение суда может быть отменено или изменено вышестоящим судом в случае неправильного применения оснований для использования принудительных мер медицинского характера или назначения принудительных мер медицинского характера не в связи с основаниями предусмотренными законом (ст. 97 УК РФ), неправильное применение вида принудительных мер медицинского характера (ст. 99 УК РФ), неправильное применение зачета времени применения принудительных мер медицинского характера или соединения мер медицинского характера с исполнением наказания (ст. 103, 104 УК РФ). Выявление указанных правонарушений в ходе проверки приговора судом вышестоящей инстанции может повлечь отмену судебного решения лишь по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 382 УПК РФ.

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Под ред. P.P. Галиакбарова. Саратов, 1997. С, 397.

63

Все перечисленные случаи нарушения норм Общей части УК РФ чаще всего возникают в результате неправильного истолкования норм уголовного закона. В этой связи, отмеченное в п. 3 ст. 346 УПК РСФСР, 1960 г. основание отмены (изменения) приговора в связи с неправильным истолкованием закона, противоречащего его точному смыслу, имеет тесную связь с основаниями, предусмотренными в ст. 382 УПК РФ, хотя такое основание в новом УПК РФ и не предусмотрено. В науке отмечалось, что неправильное применение норм уголовного законодательства, влекущее отмену или изменение приговора суда «обуславливается ошибочным истолкованием судом закона, вопреки его подлинному содержанию и смыслу». Суд, осуществляя применение нормы Общей части УК РФ,

2

осуществляет истолкование применяемой нормы права, т.е. «уясняет ее смысл и требования самостоятельно. И в этом случае толкование не выходит за рамки внутренней интеллектуальной деятельности, материализуемой затем в каких-то правовых действиях субъекта».1 Процесс толкования в приведенном случае ограничивается только процессом уяснения права, т.е. как сформулировано в п. 3 ст. 346 УПК РСФСР, истолковывается право. Таким образом, указанное в УПК РСФСР 1960 г. основание отмены и изменение приговора связано со всеми основаниями закрепленными в ст. 382 УПК РФ.

Практика деятельности Анапского городского суда свидетельствует о распространенности применения указанных оснований (см. Приложение №1).

Другим основанием отмены или изменения приговора суда является основание, предусмотренное п. 2 ст. 382 УПК РФ - применение не той

1 М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С, 385; А.Я. Грун. Указ. соч. С, 58.

2 Термин «истолкование» права необходимо понимать как «уяснение» права. А.В. Осипов отмечал, что «толкование права - необходимый и важный элемент правореализационного процесса, в частности пра воприменения. Прежде чем применить ту или иную норму права, надо уяснить ее подлинный смысл, а в некоторых случаях и разъяснить». // Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И. Матузова, A.B. Малько. С, 440. Подобного мнения придерживается А.С. Пиголкин - См.: Закон: создание и тол кование. Под ред. А.С. Пиголкина. М. 1998.

64

статьи или не тех пунктов и (или) частей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению. Данное основание связано чаще всего с неправильной квалификацией преступления по статье Особенной части УК РФ. Неправильной квалификацией преступлений следует понимать нарушение «логического процесса, как деятельности того или иного лица по установлению соответствия (тождества) конкретного рассматриваемого случая признакам состава преступления, указанного в норме Особенной части Уголовного кодек-са». Подобного мнения придерживается и Ю.А. Демидов, который отме- чал, что «квалификация преступлений — не только технико-правовая операция по установлению и юридическому закреплению соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой, но и юридическая, соответствующая политике Советского государства, а также моральная оценка социальной сущности совершенного преступления».3

Остается открытым вопрос, является ли неправильная квалификация преступления по статье Особенной части УК РФ неправильным применение диспозиции нормы Особенной части УК РФ и в том числе неправильное применение санкции уголовно-правовой нормы Особенной части УК РФ? Если считать неправильной квалификацией, т. е. попытку «дать преступлению юридическую оценку»,4 как неправильное применение диспозиции, так и санкции уголовно- правовой нормы Особенной части УК РФ, то тогда теряет смысл основания отмены (изменения) приговора по п. 3 ст. 382 УПК РФ и ч. 1 и 2 ст. 383 УПК РФ. Неправильность квалификации обычно обуславливается ошибочным истолкованием судом за-

Проблемы общей теории права и государства. Под ред. B.C. Нерсесянца. С, 442.

2 Б.А. Куринов. Указ. соч. С, 7; В.Н. Кудрявцев. Указ. соч. С, 7-8; A.B. Наумов, А.С. Новиченко. Зако ны логики при квалификации преступлений. М.: Юридическая литература, 1978. С, 25.

3 Ю.А. Демидов. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.: Юридическая литература, 1975. С, 147.

4 В.Н. Кудрявцев. Указ. соч. С, 6.

65

кона, вопреки его подлинному содержанию и смыслу. Вместе с тем, И. Д. Перлов рассматривая неправильное применение уголовного закона как основание отмены или изменения приговора отмечает, что «неправильное применение уголовного закона может повлечь за собой (и часто влечет) назначение судом несправедливой меры наказания. В этом случае налицо два основания к отмене приговора. Но могут иметь место случаи, когда неправильное применение уголовного закона не влечет назначения несправедливого наказания».2 Указанные положения являются справедливыми лишь в соответствии со ст. 346 и 347 УПК РСФСР, 1960 г. Новый УПК РФ не позволяет приведенное выше положение считать обоснованным.

Таким образом, необходимо считать основанием отмены или измене- ния приговора суда по п. 2 ст. 382 УПК РФ только неправильное применение диспозиции нормы Особенной части российского уголовного закона. В этой связи уместно предложить следующую редакцию п. 2 ст. 382 УПК РФ — «2) применение диспозиции не той статьи или тех пунктов и (или) частей диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;».

Основание, предусмотренное п. 3 ст. 382 УПК РФ, — назначение на- казания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации — является по своей сущности очень узкое и редкое. Оно применяется лишь в том случае, если суд при вынесении приговора вышел за пределы санкции нормы Особенной части УК РФ. Например, при рассмотрении уголовного дела по обвинению лица в преступлении, предусмотренном ст. 224 УК РФ «Небрежное хранение огнестрельного оружия», суд назначил наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, а указанная статья

1 М.С. Строгович. Указ. соч. С, 384 - 385.

2 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 166.

66

предусматривает максимальный срок лишения свободы до одного года. Этот случай по своей сущности является достаточно банальным, но вместе с тем полностью исключать его нельзя. Формулируя ст. 382 УПК РФ законодатель пошел по пути дифференциации п. 2 и п. 3 рассматриваемой статьи, что по нашему мнению является необоснованным, затрудняющим деятельность по правоприменению ст. 382 УПК РФ.

Считаем, что законодатель пошел по пути дуалистического закреп- ления оснований отмены или изменения приговора суда в связи с неправильным назначением наказания по статье особенной части УК РФ. Первое направление им реализовано в п. 3 ст. 382 УПК РФ, а второе в ч. 1 и 2 ст. 383 УПК РФ, которая по своему характеру более содержательна и значима.

Новый УПК РФ в ст. 383 определил понятие «несправедливость при- говора» в которой закрепил, что «Несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной частью Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Приговор может быть также отменен в связи с необходимостью назначения более строгого наказания, ввиду признания наказания, назначенного судом первой или апелляционной инстанции, несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости лишь в случаях, когда по этим основаниям имеется представление прокурора либо заявление частного обвинителя, потерпевшего или его представителя». УПК РСФСР 1960 г. подобной статьи не содержал. Однако в науке уголовного процесса о несправедливом приговоре неоднократно говорилось в связи с неправильным назначением наказания. И.Д. Перлов отмечал, что «приговор может быть незаконным и необоснованным. Не-

67

законность и необоснованность - более широкое понятие, чем несправедливость. Первые два включают и неправильную квалификацию преступления, и несправедливость наказания, они относятся к приговору, второе — только к наказанию».1 По своей сущности замечание указанного автора справедливо и поэтому законодатель пошел по пути дифференциации оснований отмены (изменения) приговора суда (по своей сути реализуя довод о незаконности и необоснованности приговора) на основания, преду- смотренные в п. 2, 3 ст. 382 УПК РФ и ч. 1 и 2 ст. 383 УПК РФ, определив последнюю статью как основание отмены (изменения) приговора суда (судьи) в связи с несправедливостью приговора. «В философской и общеправовой литературе «справедливость» рассматривается как специфическое нормативное понятие морали, существующее для оценки нескольких явлений с точки зрения распределения благ и зла между людьми, для равномерного соизмеримого учета разных интересов в данной системе социально- классовых отношений, как мера «относительного соответствия разных явлений и поступков моральным ценностям, принятым в данном классе или обществе».2

Несправедливым в соответствии со ст. 383 УПК РФ, является приго- вор если:

  1. назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления;
  2. назначено наказание, не соответствующее личности осужденного;
  3. назначено наказание, не соответствующее как тяжести преступле- ния, так и личности осужденного;
  4. назначено наказание, которое хотя и не выходит за пределы, пре- дусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является не-
  5. 1 И. Д. Перлов. Указ. соч. С, 167.

2 Р.Н. Ласточкина, T.A. Москвитина. Указ. соч. С, 32; З.А. Бербешина. Справедливость как социально- философская категория. М., 1983. С, 110.

68

справедливым вследствие чрезмерной мягкости или вследствие чрезмерной суровости.

Таким образом, ч. 1 ст. 383 УПК РФ закрепляет фактически пять ос- нований признания приговора суда несправедливым.

Несоответствие наказания тяжести преступления и личности осуж- денного в науке уголовного процесса принято называть несправедливым наказанием. Несправедливым наказанием считается как чрезмерно суровое наказание, так и чрезмерно мягкое. Учитывая указанные положения, законодатель и сформулировал ч. 1 ст. 383 УПК РФ, где отмечается, что несправедливым считается приговор, по которому было назначено наказание, которое по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости. Сравнение норм уголовного права и уголовно-процессуального права приводит к выводу об их неоднозначности, что не позволяет говорить о возможности однообразного понимания указанных категорий в судебной практике. Так, ч. 3 ст. 60 УК РФ отмечает, что на назначение наказания также влияет возможность «исправления осужденного и условия жизни его семьи». Это обстоятельство не учитывает норма ст. 383 УПК РФ, что «не позволяет уголовному и уголовно- процессуальному праву реализовы-вать один и тот же дух».1 Кроме этого, по справедливому замечанию Р.Н. Ласточкиной и Т.А. Москвитиной, отсутствие указания в ст. 383 УК РФ на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание не могут препятствовать однообразному представлению о справедливом или несправедливом приговоре.2

Вопрос о несправедливости приговора неоднократно находился в по- ле зрения судов вышестоящих инстанций. Так, постановление № 3 Пленума Верховного Суда СССР от 29.06.79 г. «О практике применения су-

1 Р.Н. Ласточкина, T.A. Москвина. Указ. соч. С, 33.

2 Там же. С, 33.

69

дами общих начал назначения наказания» отметило: «обратить внимание судов на необходимость неукоснительного исполнения требований закона

0 строго индивидуальном подходе при назначении наказания с учетом ха рактера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих от- ветственность». Данные положения свидетельствуют о достаточно об ширном содержании указанных в ст. 383 УПК РФ оснований отмены (из менения) приговора суда судами вышестоящих инстанций.

В науке уголовного права достаточно много уделялось внимания во- просу общественной опасности преступления, с которой ст. 383 УПК РФ связывает применение указанного в ней основания отмены (изменения) приговора суда. А.Ю. Демидов отмечал, что «при исследовании общественной опасности следует учитывать два обстоятельства. Во-первых, общественная опасность — это не фактическое обстоятельство преступления, а отношение деяния к основным ценностям общества… Во-вторых, общественная опасность преступления выражается в уголовном праве через законодательную оценку».3 В.Г. Смирнов усматривает в общественной опасности деяния оценочный момент, полагая, что «понятие общественной опасности, хотя и является по советскому уголовному праву материальной характеристикой преступления, однако оно от этого не теряет качеств оценочного критерия».4 Эти обстоятельства позволяют отметить, что общественная опасность преступления является объективной, материальной, оценочной категорией, характеризующейся общественной опасностью последствий деяния и общественной опасностью личности виновного. Указанные элементы, характеризующие общественную опасность необходимо признать структурой общественной опасности преступления.

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. M.: Спарк, 1995. С, 181.

5 Там же. С, 183.

3 Ю.А. Демидов. Указ. соч. С, 63-64.

4 Советское уголовное право. Часть Общая. Учебник. Л.: ЛГУ, 1960. С. 276.

70

Суд, рассматривая уголовное дело и назначая наказание, должен учи- тывать приведенные элементы структуры общественной опасности преступления, на что справедливо указывал Пленум Верховного Суда СССР в ч. 2 п. 2 и ч. 1 п. 3 постановления № 3 от 29.06.79 г. «О практике применения судами общих начал назначения наказания».1

Такое основание отмены (изменения) приговора суда вышестоящей судебной инстанцией, как назначение наказания, не соответствующего тяжести преступления (ч. 1 ст. 383 УПК РФ) можно охарактеризовать следующим образом. Данное основание не позволяет отменить или изменить приговор суда, если суд выбрал, по мнению вышестоящей судебной инстанции, не тот вид наказания, но в пределах видов наказания предусмотренных статьей Особенной части УК РФ. Суд вышестоящей инстанции лишь оценивает размер наказания в соответствии с тяжестью совершенного преступления. Если же суд вышестоящей инстанции признает, что вид наказания, избранный судом первой инстанции, не соответствует тяжести совершенного преступления и личности осужденного в связи с чрезмерной мягкостью или чрезмерной суровостью вынесенного приговора, то он может изменить вид наказания в рамках ч. 1 ст. 383 УПК РФ, по иному закрепленному в указанной норме основанию. Тяжесть престу- пления, по смыслу ст. 383 УПК РФ, необходимо понимать исходя из нормы ст. 15 УК РФ, т.е. она отражает характер и степень общественной опасности преступлений и охраняемого уголовным законом объекта преступного посягательства. Несоответствие назначенного наказания тяжести совершенного преступления может быть расценено как несоответствие характера, совершенного преступного деяния (качество), мере избранного судом наказания (количество),2 т.е. не учтены или неправильно

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. С, 183.

В данном случае «количество» и «качество» необходимо рассматривать как философские категории тесно между собой связанные и взаимодополняющие друг друга - См.: А.Н. Шептулин. Диалектиче- ский метод познания. M.: Политиздат, 1983. С, 140-144.

71

истолкованы положения ст. 15 УК РФ, дающей дифференциацию категорий преступлений и определяющий максимальный вид уголовного наказания.

В рассматриваемом основании может иметь место и иная сторона неправильного назначения размера наказания, не соответствующего степени тяжести совершенного преступления. Это неверная оценка характера совершенного преступного деяния. Л.А. Прохоров справедливо отмечал, что «о характере общественной опасности преступления можно судить, сравнивая его с преступлениями других видов, а о степени этой опасности — сравнивая с другими преступлениями этого же вида».1 Как видно из приведенного положения, сравнение есть мыслительный процесс, осуществляемый судом (судьей) при рассмотрении уголовного дела и вынесении приговора. Ошибка в ходе указанного мыслительного процесса ведет к вынесению несправедливого приговора, подлежащего отмене по рас- сматриваемому основанию (см. Приложение № 1).

Другим, не менее частным основанием отмены или изменения приго- вора суда, является назначение наказания, не соответствующего личности осужденного. Личность осужденного понятие достаточно широкое, означающее личностные качества лица, привлеченного к ответственности. Ст. 73 п. 3 УПК РФ, предусматривает в качестве элемента предмета доказывания необходимость доказать, в том числе «обстоятельства, характеризующие личность, обвиняемого». К числу обстоятельств, характеризующих личность осужденного и влияющих на степень и характер ответственности обвиняемого, относятся смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, указанные в ст. 61 и 63 УК РФ, причем Верховный Суд РФ в постановлении от 29.04.96 г. «О судебном приговоре»2 отметил,

Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Под ред. P.P. Галиакбаров. Саратов, 1997. С, 91.

2 Сборник постановлений пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уго- ловным делам. С, 541.

72

что перечень обстоятельств, указанных в ст. 63 УК РФ является исчерпывающим и расширению не подлежит.

Для назначения справедливого наказания с учетом личности подсу- димого суд первой инстанции также должен учитывать следующие об- стоятельства:

а) год рождения, семейное положение, характер и род деятельности;

б) данные о состоянии здоровья, о трудоспособности;

в) наличие государственных наград, почетных званий, ранений;

г) наличие (отсутствие) судимости, срок отбывания наказания в мес тах лишения свободы, дата освобождения;

д) факты, характеризующие его как члена общества (по месту жи тельства, работы, увлечениям и т.п.);

е) события его биографии (к примеру, участвовал в предотвращении последствий аварии в Чернобыле, землетрясения в Армении, в боевых действиях по защите Родины, то есть может в последующем быть признан заслуживающим снисхождения или особого снисхождения при назначе нии наказания) и другие.1

Отсутствие учета указанных данных при назначении наказания, как по причинам не выявления их в ходе предварительного расследования преступления, так и не акцентирование на них внимания судом влечет назначение осужденному наказания, по своей сущности, являющегося несправедливым. В этой связи Верховный Суд РФ справедливо отмечал, что «суды не всегда принимают во внимание конкретные обстоятельства и обстановку, в условиях которой было совершено преступление, формально подходят к оценке данных о личности виновного…» .

1 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.09.75 г. №5 «О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел». // Сборник поста новлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. С, 383.

2 Обзор практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993. №6.

73

Особо необходимо отметить, что при назначении наказания ниже низшего предела на основании ст. 64 УК РФ суду следует учитывать, что применение указанной статьи возможно «лишь при наличии исключительных обстоятельств и если личность подсудимого не представляет большой общественной опасности, что в совокупности существенно уменьшает степень ответственности осужденного».1

Следующим основанием, предусмотренным ст. 383 УПК РФ, является назначение наказания, не соответствующего как тяжести преступления, так и личности осужденного. Данное основание применяется в сочетании с двумя указанными выше основаниями. В судебной практике именно сочетание указанных двух выше оснований встречается наиболее часто. Так, за умышленное убийство двух лиц суд с применением ст. 64 УК РФ определил виновному наказание в виде четырех лет лишения свободы. Обосновывая вынесенное решение, суд указал, что И. ранее преступлений не совершал, вину в содеянном признал и чистосердечно раскаялся, явился с повинной, способствовал расследованию преступления, по месту жительства и работы характеризовался положительно, имеет малолетних детей, один из потерпевших совершил в отношении И. неправомерные дей- ствия и ранил его (см. Приложение № 1).

По протесту прокурора суд кассационной инстанции отменил приго- вор, указав при этом, что применение ст. 64 УК РФ возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств, а таковых в деле не имеется.

В данном случае по делу не установлены обстоятельства, которые бы однозначно свидетельствовали о необходимости применения ст. 64 УК РФ и суд не привел в приговоре убедительных доводов в обосновании назначения наказания ниже низшего придела, а указанные выше обстоятельства кассационная коллегия не признала в качестве исключительных для назначения наказания ниже низшего предела. Суд, по мнению кассационной

‘Рыжаков А.П. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. М.: Приор, 1999. С, 668.

74

коллегии, не учел в полной мере тяжести содеянного, а также совершенное преступления в состоянии алкогольного опьянения.1

А.П. Чугаев и А.Б. Виноградов, при изучении вопроса о назначении условного осуждения, отмечали, что при назначении наказания суды должны руководствоваться объективными и субъективными критериями применения наказания. В первую группу они включают характер и степень общественной опасности совершенного преступления. Ко второй группе субъективных критериев авторы относят данные о личности подсудимого (осужденного). В работе справедливо делается предложение о необходимости совершенствования уголовного законодательства, позво-ляющего иметь объективные критерии при назначении наказания. Все- сторонний учет судом субъективных и объективных обстоятельств по- зволит достичь предназначения уголовного судопроизводства и вынести законный и обоснованный приговор.

Применение указанного основания отмены и изменения приговора очень часто связано с неправильным применение норм Общей части УК РФ, отмеченных в п. 1 ст. 382 УПК РФ. Так, обобщение отмененных вышестоящими судами приговоров, вынесенных Анапским городским судом свидетельствует, что 46 % в 2000 г. и 49 % в 2001 г. несправедливых приговоров суда были вынесены в связи с неправильным применением норм об условном осуждении, применении наказания ниже низшего предела, отсрочки приговора и других норм Особенной части УК РФ (см.: Приложение № 1 и № 2).

По смыслу ч. 1 ст. 383 УПК РФ приговор будет несправедливым в связи с несоответствием тяжести преступления и личности осужденного

Обзор кассационной практики отмены приговора за мягкостью назначенного наказания. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. №7.

2 Чугаев А.П., Виноградов А.Б. Критерии и обстоятельства, подлежащие учету при назначении услов- ного осуждения. // Современные проблемы законности в России. Материалы межвузовской научно- практической юбилейной конференции, посвященной 10-летию со дня основания юридического фа- культета КГАУ 21.09.2001 года. Краснодар, 2001. С, 99-101.

75

если наказание назначено в пределах санкции Особенной части УК РФ, но произошли ошибки в оценке характера и степени общественной опасности преступления и личности осужденного. Если суд при вынесении приговора неправильно оценит общественную опасность преступления, неверно оценит личность осужденного или неправильно оценит иные обстоятельства дела, в том числе обстоятельства смягчающие и отягчающие ответственность, наказание по такому делу будет необоснованным, а приговор несправедливым.

Четвертым основанием отмены (изменения) приговора суда, преду- смотренным ч. 1 ст. 383 УПК РФ, является назначение наказания, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости или вследствие чрезмерной суровости. В приведенном основании налицо следующие обстоятельства: 1) назначенное в приговоре наказание не вышло за пределы санкции Особенной части УК РФ; 2) приговор признается несправедливым по виду или размеру наказанию; 3) приговор считается несправедливым, как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. Для уяснения содержания указанного основания отмены (изменения) приговора необходимо рассмотреть приведенные обстоятельства с целью уяс- нения их содержания.

В случае нарушения требования о назначении наказания в пределах санкции статьи Особенной части УК РФ указанного требования должно применяться основание отмены или изменения приговора суда по п. 3 ст. 382 УПК РФ. Рассматриваемое требование не является в ст. 383 УПК РФ самостоятельным основанием, а применяется в сочетании с двумя другими требованиями указанными в приведенной статье уголовно-процессуального закона.

76

Другим условием, предусмотренным в ст. 383 УПК РФ, является требование о том, что приговор признается несправедливым, как по виду, так и по размеру наказания. Назначение вида наказания должно быть в пределах санкции статьи Особенной части УК РФ. Виды наказаний предусмотрены в ст. 44 УК РФ. Назначение вида наказания должно исходить из общественной опасности совершенного преступления, данных личности подсудимого (осужденного), обстоятельств смягчающих и отягчающих наказания. Так, А.П. Чугаев, А.Б. Виноградов, исследуя проблему назначения условного осуждения, отмечали, что в качестве объективных критерий назначения указанного вида наказания в законодательстве необ- ходимо закрепить положение о необходимости «ограничить назначение условного осуждения в случае совершения осужденным: 1) тяжкого преступления; 2) двух и более умышленных преступлений средней степени тяжести; 3) рецидива преступлений».1 В этой связи очевидно, что при наличии указанных авторами обстоятельств условное осуждение применять невозможно и суд вышестоящей инстанции должен отменить приговор по основанию, предусмотренному ст. 383 УПК РФ.

Критерий размера назначаемого лицу наказания, как неоднократно отмечалось выше, зависит от характера и степени общественной опасности и личности осужденного и неучет указанных данных при назначении наказания осужденному влечет к несправедливости приговора. Необходимо отметить, что вышестоящая инстанция при отмене приговора по основанию, предусмотренному ст. 383 УПК РФ, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 386 УПК не вправе предрешать вопрос о мере наказания. «Следует признать, что правильно поступают те судьи, которые обязывают суд при назначении наказания исходить из требований ст. 60 УК РФ, не указывая

1 Чугаев А.П., Виноградов А.Б. Указ. соч. С, 100 -101.

77

в прямой форме на необходимость назначения более строгого наказа- ния».1

Третьим элементом, предусмотренного в ст. 383 УПК РФ основания отмены (изменения) приговора судами вышестоящих инстанций, является признание приговора несправедливым, как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. Для определения содержания указанного основания необходимо уяснить содержание «мягкость» и «суровость» наказания. Данные категории имеют оценочный характер. Приговор признается чрезмерно мягким, если назначенный судом вид или размер наказания не соответствует тяжести совершенного преступления и личности осужденного. Причем в этой ситуации возможно неправильное назначение, как вида, так и размера наказания, а также и вида и размера наказания. По нашему мнению, необходимо признать приговор также чрезмерно мягким, если суд неправильно назначил размер наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ), неправильно применил статью о назначении наказания ниже низшего предела (ст. 64 УК РФ), за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ). Данные положения применимы и в случае назначения чрезмерно сурового наказания. Так, по приговору Верховного суда Республики Башкортостан от 3.08.2001 г. В. осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ к пяти годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ — условно с испытательным сроком четыре года.

Он признан виновным в умышленном применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти 3. в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18.10.2001 г., рассмотрев дело по кассационной жалобе потерпевшего на мягкость наказания, приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

1 Рыжаков А.П. Указ. соч. С, 669.

78

При назначении наказания В. суд первой инстанции отягчающих его вину обстоятельств не усмотрел, принял во внимание его молодой возраст, первую судимость, фактическое признание вины, раскаяние в содеянном, положительные характеристики, посчитал возможным исполнение и перевоспитание осужденного без изоляции от общества и в соответствии со ст. 73 УК РФ назначил ему условную меру наказания.

Однако, как видно из приговора, при назначении осужденному нака- зания суд не в полной мере выполнил требования ст. 60 УК РФ, в соответствии с которой при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Суд не учел в должной мере, что действия В. были направлены про- тив представителя власти во время исполнения им своих должностных обязанностей, и не оценил повышенную степень общественной опасности содеянного.

Следовательно, выводы кассационной жалобы потерпевшего о не- справедливости назначенного осужденному наказания являются обоснованными, а приговор — незаконным. С учетом изложенного приговор отменен, а дело направлено на новое рассмотрение.1

По основаниям, предусмотренным ст. 383 УПК РФ приговор может быть, как отменен, так и изменен судом вышестоящей инстанции. Если суд назначил чрезмерное наказание, то вышестоящая инстанции может изменить меру наказания, назначив при этом наказание более мягкое, чем было вынесено судом первой инстанции. Часть 2 ст. 387 УПК РФ отмечает, что в случае, предусмотренном п. 3 ст. 382 УПК РФ, суд кассационной инстанции вправе снизить наказание без изменения квалификации содеянного. Под смягчением следует понимать не только меру наказания, но и его вид. Суд вышестоящей инстанции вправе отменить назначенный су-

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002. № 4. С, 8.

79

дом первой инстанции незаконный вид исправительного учреждения, и назначить ему вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями уголовного закона. Если основанием отмены приговора суда первой инстанции является чрезмерная мягкость назначенного наказания, то суд должен руководствоваться ч. 2 ст. 383 УПК РФ.

Анализ судебной практики Анапского городского суда свидетельст- вует, что в период с 1997 по 2001 год по материальным основаниям отменено 39 уголовных дел, изменено - 61 уголовное дело (см.: приложение № 1 и № 2).

Среди материальных оснований отмены или изменения приговора суда в порядке судебного надзора выделяются основания, закрепленные в п. 1 и 2 ч. 2 ст. 409 УПК РФ:

  1. определение или постановление суда первой инстанции незаконно или необоснованно;
  2. определение или постановление вышестоящего суда необоснованно оставляет без изменения, отменяет или изменяет предшествующие приговоры, определение или постановление по уголовному делу;
  3. Необоснованным признается определение или постановление суда, в котором его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.1 Указанное основание ранее нами рассматривалось в ходе анализа ст. 380 УПК РФ. Однако незаконность судебного акта, по смыслу п. 1 ч. 2 ст. 409 УПК РФ, нам представляется, понятием, охватывающим как материальные, так и процессуальные основания отмены или изменения акта суда, предусмотренных ст. 379 УПК РФ. Необоснованный судебный акт является, в том числе, и незаконным.

П. 2 ч. 2 ст. 409 УПК РФ предусматривает основание, по которому определение или постановление вышестоящей инстанции отменяется су-

Такого мнения придерживаются Б. Т. Безлепкин, автор Комментария к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М. 2002. С, 425.

80

дом надзорной инстанции в связи с тем, что суд вышестоящей инстанции необоснованно оставил без изменения, отменил или изменил предшествующий приговор. Судебный акт, необоснованно оставляющий без изменения, отменяющий или изменяющий, предшествующий приговор судом вышестоящей инстанции, представляет собой незаконный акт суда вышестоящей инстанции. Указанный акт в этой связи может быть отменен по основаниям, предусмотренным в ст. 379 УПК РФ.

2.3. Содержание процессуальных оснований отмены или измене- ния приговора.

К числу процессуальных оснований отмены или изменения приговора судами вышестоящих инстанций уголовно-процессуальный закон от- носит:

  1. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактиче ским обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции (ст. 380 УПК РФ);

  2. Нарушение уголовно-процессуального закона (ст. 381 УПК РФ). Закрепленные в УПК РФ 2001 г. процессуальные основания отмены

или изменения приговора суда не предусматривают третьего основания, имевшегося в УПК РСФСР, 1960 г. Им является односторонность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия.

Указанные группы оснований в свою очередь имеют виды оснований, раскрывающие суть приведенных групп процессуальных оснований отмены или изменения приговора судами вышестоящей инстанции.

В первую группу указанных выше оснований закон включает сле- дующие:

? выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотрен- ными в судебном заседании;

81

? суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; ? ? при наличии противоречивых доказательств, имеющих сущест- венное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял один из этих доказательств и отверг другие; ? ? выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправ- данного, на правильность применения уголовного закона или оп- ределение меры наказания. ? Приведенные основания не отличаются от оснований, которые были закреплены в ст. 344 УПК РСФСР. Это положение свидетельствует о том, что сформулированные еще в 1960 году основания отмены или изменения приговора суда первой инстанции подтвердили свою значимость и правовую эффективность за более чем сорокалетнее их применение судами вышестоящих инстанций.

В ст. 297 УПК РФ отмечается, что приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. Условия законности, обоснованности и справедливости приговора определены в ч. 2 ст. 297 УПК РФ, где говорится, что приговор будет таковым, если соблюдены нормы уголовно-процессуального и материального уголовного права. Ст. 17 УПК РФ, закрепляя принцип свободы оценки доказательств, отмечает, что суд, присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Поэтому приговор, основанный на предположениях, догадках, неисследованных в суде доказательствах, полученных в нарушение уголовно-процессуального закона, подлежит отмене. «Любой обвинительный при-

82

говор должен быть всегда обоснован достаточными доказательствами, с достоверностью устанавливающими обстоятельства предмета доказывания».1

При вынесении приговора суд, в соответствии со ст. 299 УПК РФ, должен разрешить вопросы, указанные в приведенной норме, для того чтобы приговор отвечал требованиям, предъявляемым ст. 297 УПК РФ. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела в этой связи возникает по следующим причинам:

? ошибка при оценке доказательств; ? ? не исследование в полной мере имеющихся в уголовном деле до- казательств; ? ? в основу приговора положено одно или несколько доказательств, не исследованных в совокупности с имеющимися в уголовном деле другими доказательствами; ? ? суд вынес приговор по уголовному делу, по которому односто- ронне или неполно произведено дознание или предварительное следствие; ? ? в основу приговора положены доказательства, не исследованные судом в ходе судебного разбирательства и другие. ? Применение основания отмены или изменения приговора суда выше- стоящими судебными инстанциями, таким образом, возможно, когда идет противостояние между фактическими обстоятельствами уголовного дела и сделанным судом выводом из указанных обстоятельств. Под фактическим обстоятельством уголовного дела, по нашему мнению,2 следует понимать, как обстоятельства, закрепленные в уголовном деле, подтвер-

1 Костенко Р.В. Достаточность доказательств в Российском уголовном процессе. Автореф. дис. к. ю. н. Краснодар, 1998.С, 18.

2 Это видно из того, что в новом УПК РФ не включено основание, ранее имевшее место в ст. 343 УПК РСФСР, 1960 года.

83

жденные собранными в установленном порядке доказательствами, так и неполученные в ходе дознания или предварительного следствия, но имевшиеся в реальной действительности. В науке уголовного процесса отмечалось, что фактические данные «это сведения о фактах, получаемые лицом, производящим дознание, следователем или судом, как путем непосредственного восприятия, так и из иных установленных законом источников».1

Несоответствие выводов суда считается таковым, когда суд, оценивая обстоятельства уголовного дела и собранные по нему доказательства, нарушает требования ст. 87 и 88 УПК РФ.

Неверная оценка доказательств, приводящая к неправильным выво- дам суда, может возникнуть в результате нарушений правил проверки доказательств, имеющихся в уголовном деле, неустановления их источников, неправильное определение относимости, допустимости, достоверности, достаточности доказательств, не отнесение доказательства к числу недопустимых, когда они таковыми являются.

Сущность основания отмены или изменения приговора суда, приве- денного в ст. 380 УПК РФ, может быть раскрыта на основании анализа закрепленных в норме их видов.

Пункт 1 ст. 380 УПК РФ закрепляет следующее основание отмены (изменения) приговора суда — «выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании». Суд в ходе рассмотрения дела и постановке приговора должен основываться лишь на доказательствах, исследованных в ходе судебного рассмотрения дела (ст. 240 УПК РФ).

П. 1 ст. 380 УПК РФ содержит и иной случай его применения, когда доказательства, подтверждающие виновность подсудимого, исследованы в ходе заседания, но в основу приговора положены не все доказательства,

1 Советский уголовный процесс. Вопросы Общей части. Под ред. В.Я. Чеканова. Саратов, 1986. С, 131.

84

которые суд считает установленными. Обобщая сказанное необходимо отметить, что в первом случае имеет место неполнота приговора, возникшая в результате неполного судебного следствия, во втором случае — неполнота приговора имеет место при полноте судебного следствия.

Неполный приговор по указанному основанию представляет собой противоречие между формой и содержанием. Как справедливо отмечал И.Д. Перлов, в приведенном случае имеет место «существенный дефект приговора, создающий разрыв между выводами суда и фактическими обстоятельствами дела».1 Указанный разрыв между положениями приговора и фактическими материалами дела, исследованными в ходе судебного заседания, влечет отмену или изменение приговора судами вышестоящей инстанции, задача которых состоит в устранении указанного расхождения.

Судебная практика неоднократно обращала внимание судов на не- обходимость всестороннего, полного и объективного исследования об- стоятельств дела в ходе судебного разбирательства. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по обвинению К. по п. «а», «б», «в» «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ справедливо отметила, что вменение К. квалифицирующего признака «проникновение в иное хранилище» не основывается на имеющихся в деле доказательствах. Как видно из материалов дела, автомашины потерпевших не находились в отведенном для их хранения месте, а стояли на улице. Сами автомашины являются не хранилищем ценностей, а средством передвижения. В связи с этим из судебных решений подлежит исключению указание об осуждении К. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в остальной части они оставлены без изменения.2

1 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 155.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №7. С, 16.

85

Имеются случаи, когда суды, нарушая положения ст. 73 УПК РФ, в приговоре приводят доказательства, не исследованные должным образом и не оцененные с точки зрения их допустимости. Так, в частности, по делу Г., осужденного Тверским областным судом за разбойное нападение и убийство, кассационная инстанция указала на необходимость проведения судебно-почерковедческой экспертизы, поскольку, сославшись в приговоре как на доказательство вины Г., на его явку с повинной, суд не опроверг его доводы о том, что он никогда не писал данного заявления.1

Пункт 2 ст. 380 УПК РФ закрепляет основание отмены (изменения) приговора, когда суд не учитывает обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. Приведенное основание отмены (изменения) приговора применяется в том случае, когда суд, исследовав всесторонне, полно и объективно материалы дела, однако при постановке приговора не учел указанные обстоятельства. Это может иметь место в тех случаях, когда суд не учел при вынесении приговора смягчающие и отягчающие обстоятельства, данные о личности подсудимого, о наличии или отсутствии у него судимостей и т.д.

Анализ указанного основания показывает, что налицо также не соот- ветствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоя- тельствам, имеющимся в материалах дела.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. требует от суда выяс- нения всех, предусмотренных в ст. 73, элементов предмета доказывания. Не установление указанных предписаний закона «свидетельствует о не-полноте и необъективности … судебного следствия…». Судебная коллегия Верховного Суда РФ в обзоре надзорной практики за 2001 год указала, что «наиболее часто приговоры отменялись вследствие односторонно-

1 Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2000 год. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №7. С, 24.

2 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Профессиональный комментарий кодекса по главам авторского коллектива ученых под руководством В.И. Радченко, В.П. Кошепова, А.С. Мих- лина. // Библиотечка Российской газеты. 2002. №5-6. С, 71.

86

сти и неполноты предварительного и судебного следствия. По этим основаниям обвинительные приговоры отменены в отношении 36 лиц с направлением дел на новое расследование и в отношении 89 лиц — с направлением дел на новое судебное рассмотрение».1 Приведенные положения напрямую связаны с закрепленным в п.2 ст. 380 УПК РФ основанием отмены или изменения приговора суда, как не учет судом обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда при постановке приговора.

Неучет судом обстоятельств, которые могли повлиять на выводы суда, прежде всего, влияют на правильную квалификацию совершенного деяния, т. е. отсутствие полного и объективного анализа всех обстоя- тельств дела приводит к необоснованному выводу суда о квалификации содеянного. Так, Президиум Верховного Суда РФ отменил определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотре-ное ввиду нарушений требований ст. 350-351 УПК РСФСР. Орган следствия квалифицировал действия Е. по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР. Суд первой инстанции изменил квалификацию действий виновного на п. «в» ч. 3 ст. 132 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала действия осужденного на ст. 120 УК РСФСР. Принимая решение о переквалификации его действий, Судебная коллегия, хотя и отметила, что «имели место насильственные развратные действия сексуального характера», но вопреки собственным выводам квалифицировала их по ст. 120 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за совершение развратных действий в отношении несовершеннолетних.

Тем самым остался без оценки насильственный характер совершенных осужденным действий.2

1 Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002. №6. С, 19.

2 Постановление Президиума Верховного Суда РФ №407п99пр по делу Евдокимова. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 1999 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №1. С, 8.

87

В другом случае суд ошибочно признал в качестве квалифицирую- щего признака ч. 2 ст. 105 УК РФ использование виновным беспомощного состояния потерпевшей, хотя по делу было установлено, что потерпевшая была приведена виновным в беспомощное состояние в процессе лишения ее жизни.

В практике судов имеют место случаи, когда суд, при наличии в деле необходимых данных, приходит к ошибочному мнению, существенно влияющему на размер назначаемого наказания. Так, Ахтубинским городским судом Астраханской области 8.09.98 г. Жуков, 3.01.64 года рождения был осужден по ч. 4 ст. 222 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В действиях Жукова суд признал наличие опасного рецидива, поскольку он ранее дважды осуждался к лишению свободы за умышленные преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ 14.04.99 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ удовлетворила, указав следующее. Как видно из материалов дела Жуков был осужден за преступление в несовершеннолетнем возрасте. В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступлений. Таким образом, действия Жукова образуют рецидив преступлений, а не опасный рецидив преступлений, как указал суд в приговоре.

Судебная коллегия изменила судебное решение, исключила из при- говора указание о наличии в его действиях опасного рецидива преступлений, признав рецидив преступлений, смягчила назначенное ему наказание до одного года лишения свободы.1

1 Постановление № 448 п 99 по делу Кабирова. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 1999 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №1. С.,7. Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №3. С, 16. Подобного рода случай опубликован в Бюллетене Верховного Суда РФ, 2000. №7. С.,11.

88

Суды, правильно квалифицировав деяния, не учитывают обстоятель- ства дела, которые влекут к неправильному назначению уголовного наказания. Так, Кировским городским судом Владимирской Области 8.09.98 г. Харченко, ранее судимый, осужден по п. «в» ч. 2 ст. 213 УК РФ к трем годам трем месяцам лишения свободы, по ст. 119 УК РФ к одному году лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначил три года и шесть месяцев лишения свободы.

Президиум Владимирского областного суда приговор в отношении Харченко изменил, переквалифицировав его действия на ч. 1 ст. 213 УК РФ, и назначил наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - два года три месяца лишения свободы.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ протест заместителя Пред- седателя Верховного Суда РФ об изменении постановления Владимирского областного суда удовлетворила, указав следующее. Действия осужденного надзорная инстанция переквалифицировала правильно с учетом того, что его прежняя судимость за хулиганство погашена.

Вместе с тем постановление президиума Владимирского областного суда подлежит изменению, поскольку президиум не учел, что, назначая наказание по совокупности преступлений, следовало руководствоваться требованиями ч. 2 ст. 69 УК РФ, а не ч. 3 той же статьи. Преступления, совершенные Харченко, относятся к категории «небольшой тяжести», поскольку максимальное наказание, предусмотренное ч. 1 ст. 213 УК РФ и ст. 119 УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, если преступления, совершенные по совокупности, являются только преступлениями небольшой тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать максимального срока

89

или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Таким образом, наказание, назначенное Харченко не могло превы- шать двух лет лишения свободы.1

Практика показывает, что суды не всегда выясняют наличие в дейст- виях виновного рецидива преступлений, хотя это обстоятельство существенно для решения вопроса о назначении меры наказания и вида исправительной колонии.

Так, Картамышским судом Курганской области был осужден А. по ч. 4 ст. 111 УК РФ к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Однако в действиях А. имелся особо опасный рецидив, при котором срок его наказания должен составлять не менее трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренных этой статьей (т.е. более одиннадцати лет), и следовало определить для отбывания наказания исправительную колонию особого режима, а не строгого, как назначено судом.2

Одним из наиболее встречающихся случаев не учета судом всех об- стоятельств дела, влекущих неправильные выводы суда при постановке приговора, является необоснованный отказ суда удовлетворить ходатайство подсудимого и его защитника. Так, Черемушкинским межмуниципальным судом Юго-Западного административного округа г. Москвы Азаматов был осужден по ч. 1 ст. 157 УК РФ на девять месяцев исправительных работ с ежемесячным удержанием 10 % заработка в доход государства. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор оставила без изменения. Президиум Московского город- ского суда протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ оставил без удовлетворения.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №8. С, 11.

2 Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №10. С, 19.

90

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приго- вор и другие судебные решения отменила по следующим основаниям. В соответствии со ст. 20 и 314 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела. Данные требования закона не были выполнены. Азаматов вину не признал и показал, что он не работал в связи с болезнью, на день рассмотрения дела в суде проходил медицинскую комиссию для получения группы инвалидности. Эти доводы подсудимого суд оставил без внимания и не проверил, хотя в материалах дела имелась справка о нетрудоспособности Азаматова. Ходатайство адвоката об истребовании справки о состоянии здоровья Азаматова суд необосно- ванно отклонил. Вместе с тем выяснение упомянутых обстоятельств имело существенное значение для правильного разрешения дела. Кроме этого, в приговоре не указано, в чем выразилось злостное уклонение Азаматова от уплаты алиментов.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Азаматова не мо- жет быть признан законным и обоснованным.1

Пунктом 3 ст. 380 УПК РФ предусматривается основание, которое в законе сформулировано следующим образом: «при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял один из этих доказательств и отверг другие». Приведенное основание характеризуется тем, что лежит в плоскости мотивировки приговора суда, исследованно-сти доказательств в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства России. «Отсутствие мотивировки приговора, объясняющей, почему суд обосновал свои выводы одними доказательствами и отверг другие, лишает кассационную инстанцию воз-

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №8. С, 15-16.

91

можности проверить существо, рассмотренного судом первой инстанции, дела и подвергает сомнению правильность содержащихся в приговоре выводов».1

В ходе вынесения мотивировочной части приговора по уголовному делу суд обязан анализировать доказательства, полученные в ходе расследования преступлений. С.Г. Мирецкий справедливо отмечал, что «под анализом доказательств в приговоре понимается такое их изложение, когда они логически связаны, когда отсутствуют противоречия в доказательствах, а не устраненным противоречиям дана оценка».2 Нарушение указанных требований влечет к отмене приговора по п. 3 ст. 380 УПК РФ.

В науке уголовно-процессуального права отмечалось, что в рассмат- риваемом основании речь идет лишь о недостатках мотивировки приговора и данное обстоятельство не может быть положено в основу основания отмены или изменения приговора. Обосновывается указанный вывод тем, что если приговор по своей сущности верный, то его отменять не следует, так как приговор отвечает требованиям законности и обоснованности. Нам представляется, что данный вывод не основан на законе и не соответствует самой сущности апелляции и кассации в российском уголовном судопроизводстве. Во-первых, в соответствии со ст. 360 УПК РФ, на суд апелляционной и кассационной инстанции возлагается обязанность проверить законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касаются жалоба или представление. Во- вторых, ст. 305 и 307 УПК РФ предусматривает, что мотивировочная часть оправдательного или обвинительного приговора должна содержать указания на обстоятельства, исследованные в ходе судебного разбирательства, а это в свою

1 М.А. Чельцов-Бебутов. Курс уголовно-процессуального права. Т.1. СПб, 1995. С, 367-368.

2 С.Г. Мирецкий. Приговор суда. Отв. ред. М.А. Шапкин. М.: Юридическая литература, 1989. С, 30.

3 В.П. Маслов. Пересмотр уголовных дел в порядке судебного надзора в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1965. С.,.35-36.

92

очередь дает возможность судам вышестоящей инстанции определить круг исследованных обстоятельств, что важно при оценке существа дела и вынесенного приговора. В-третьих, это не позволяет проследить «ход мыслительной деятельности суда, что колеблет правильность содержащихся в приговоре решений».1

Судебная практика свидетельствует о важности приведенного осно- вания отмены (изменения) приговора суда судами вышестоящих инстанций (см. Приложение № 1). Так, приговором Центрального районного суда г. Омска от 21.08.2000 г. Дергачева - судебный пристав-исполнитель была осуждена по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда приговор изменила: действия осужденной переквалифицировала с ч. 1 ст. 285 УК РФ на ч. 1 ст. 170 УК РФ.

Президиум Омского областного суда 10.04.2001 г., рассмотрев про- тест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, удовлетворил его, указав следующее.

При решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях долж- ностного лица состава преступления, предусмотренного ст. 170 УК РСФСР, органам следствия и суду необходимо устанавливать круг и характер служебных прав и обязанностей должностного лица, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях и т.д., наличие причинной связи между нарушением (неисполнением) должностным лицом своих обязанностей и наступившими вредными последствиями. При этом следует учитывать, что в соответствии с законом должностным злоупотреблением могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением им его прав и обязанностей. Сле- довательно, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, об-

1 Р.Н. Ласточкина, T.A. Москвитина. Указ. соч. С, 18. Подобного мнения придерживался В.Б. Алексеев - см.: В.Б. Алексеев. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. М.: Юридическая лите- ратура, 1971. С, 45.

93

винительном заключении, описательной части приговора должны содержаться ссылки на правовые акты, указывающие на полномочия должностного лица, злоупотребление которыми вопреки интересам службы ставится ему в вину. Это требование закона по данному делу не выполнено. Так, из описательной части приговора следует, что суд посчитал уголовно наказуемой просьбу Дергачевой к товароведу Оникштейну указать им в акте осмотра машин заниженную оценку стоимости автомашин. Однако суд не связал эти действия с нарушением ею должностных полномочий, указанных в конкретных нормативных актах, регулирующих ее действия в данной ситуации. Вопрос о наличии причинной связи между теми должностными обязанностями, которые указаны в приговоре, и наступившими последствиями в виде занижения стоимости машин судом не исследовался. При этом без какой-либо оценки осталось Временное положение о порядке обращения взыскания на имущество организаций, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 14 февраля 1996 г. № 199 «О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций», в соответствии с п. 16 которого продажа имущества должника осуществляется на комиссионных началах организацией, уполномоченной лицом, осуществляющим взыскание.

Таким образом, круг прав и обязанностей Дергачевой при реализации имущества должника должен устанавливаться с учетом ряда нормативных актов, в том числе и Правил комиссионной торговли, поскольку в данном случае судебный исполнитель выступает в роли комитента, что подтверждается квитанциями о сдаче на комиссию автомашин.

Президиум признает обоснованными доводы протеста о том, что вы- воды суда о размере причиненного ущерба основаны на неполно исследованных материалах дела.

Судом нарушены требования ст. ст. 20, 68, 312, 314 УПК РСФСР. Исходя из того, что обвинительный приговор не может быть основан на

94

предположениях, а должен быть постановлен на достоверных доказательствах, судебные решения по делу подлежат отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение. Кроме того, как видно из материалов дела, в подлиннике приговора допущены многочисленные подчистки и исправления, вставки текста. Указанные исправления никак не оговорены, тогда как, согласно требованиям ст. 312 УПК РСФСР, исправления в приговоре должны быть оговорены и оговорки подписаны всеми судьями в совещательной комнате до провозглашения приговора, подчистки в приговоре не допускаются.1

Как видно из приведенного определения Омского областного суда приговор был отменен по целому ряду процессуальных оснований:

1) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 2 ст. 380 УПК РФ); 2) 3) при наличии противоречивых доказательств, имеющих сущест- венное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие (п.З ст. 380 УПК РФ); 4) 5) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении (п. 10 ч. 2 ст. 381 УПК РФ) . 6) В судебной практике Верховного Суда РФ имеются дела, которые напрямую свидетельствуют о наличии в приговоре оснований, преду- смотренных п. 3 ст. 380 УПК РФ. Так, Тобольским городским судом 2 декабря 1999 г. П. был осужден по чЛ ст.228 УК РФ. Он признан виновным

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №11. С, 10 -11.

2 Необходимо отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 303 УПК РФ исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в совещательной комнате до провозглашения приговора. Нарушение указанного требования, по нашему мнению, влечет отмену приговора суда по п. 10. ч. 2 ст. 381 УПК РФ.

95

в том, что незаконно приобрел 24 пакетика с опием массой 3,5 г без цели сбыта.

Судебной коллегией по уголовным делам Тюменского областного суда приговор оставлен без изменения. Президиум Тюменского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение, поскольку суд безосновательно не признал П. виновным в хранении наркотических средств, хотя он в этом обвинялся.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 ию- ля 2000 г. протест удовлетворила, а уголовное дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст.314 УПК РСФСР в случае признания части об- винения необоснованной суд должен указать в приговоре мотивы этого. П. наряду с приобретением обвинялся в хранении наркотических средств. Признав обвинение в хранении необоснованным, суд, вопреки требованиям упомянутого закона, в приговоре никаких аргументов не привел.

Нельзя согласиться с утверждением суда кассационной инстанции о том, что безмотивное исключение части обвинения не является сущест- венным нарушением уголовно-процессуального закона.1

Пункт 4 ст. 380 УПК РФ провозглашает в качестве основания отмены (изменения) приговора - «выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или опреде-

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №5. С, 8.

96

ление меры наказания». Данное основание отмены или изменения приговора может служить в качестве такового в следующих случаях:

  1. Нарушение логических законов мышления, осуществленного судом при постановке приговора;
  2. Предварительное расследование или дознание добыло в ходе своей деятельности противоречивые доказательства и не устранило эти противоречия, а суд не предпринял меры к их устранению;
  3. Добытые в ходе апелляционного или кассационного пересмотра уголовного дела доказательства противоречат исследованным в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции;
  4. И.Д. Перлов отмечал, что одной из причин применения указанного основания является «объективно существующие противоречия в доказательственном материале».1 Указанная причина применения основания, предусмотренного в п. 4 ст. 380 УПК РФ, по нашему мнению, не может считаться в качестве таковой. Объективное противоречие в доказательстве - это явление, не зависящее от воли и сознания человека. Что касается стадий развития преступной деятельности, то они по своей природе логичны, развиваются в соответствии с законами логики и противоречие в доказательстве в этом случае возникает в связи с недостатками проведенного предварительного расследования (дознания).

Если же в ходе судебного следствия суд разберется с предложенными доказательствами и устранит, имеющиеся в уголовном деле, противо- речия, то в этом случае нет необходимости отменять приговор суда по п. 4 ст. 380 УПК РФ лишь только потому, что такие противоречия имели место.

Противоречия, имеющиеся в доказательственной базе по уголовному делу, должны в обязательном порядке повлиять или могли повлиять на решение следующих обстоятельств при постановке приговора: а) о ви-

1 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 156.

97

новности или невиновности осужденного или оправданного лица (п. 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ); б) о правильности применения уголовного закона (п. 3 ч. 1 ст. 299 УПК РФ); в) о правильности определения уголовного наказания (п. 7 и 8 ч. 1 ст. 299 УПК РФ).

Нам представляется, что п. 4 ст. 380 УПК РФ необходимо дополнить положением о том, что следствием противоречий в выводах суда является не только влияние на правильность решения вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона, определение меры наказания, но и на правильность назначения вида исправительного учреждения и режима отбывания наказания.

Встает вопрос: а если существенные противоречия в доказательствах могли повлиять, но не повлияли на выводы суда при постановке приговора? В этом случае, по нашему мнению, приговор не может быть отменен по указанному основанию. Нам представляется излишним в п. 4 ст. 380 УПК РФ указание на возможность существенного противоречия повлиять на выводы суда. В этой связи следует из п. 4 ст. 380 УПК РФ исключить слова: «или могли повлиять».

Выражение «существенные противоречия», указанное в п. 4 ст. 380 УПК РФ, имеет большую смысловую нагрузку. «Существенное противоречие» означает, что изложенные в приговоре выводы являются противоречивыми, как между частями приговора (вводной, описательной, мотивировочной, резолютивной), так и в рамках одной и той же части приговора. Существенные противоречия могут касаться многих аспектов приговора, возникающих при оценке доказательств. К их числу необходимо отнести: а) противоречия в оценке достоверности доказательств; б) противоречия в оценке достаточности доказательств; в) противоречия в оценке относимости доказательства; г) противоречия в оценке допустимости доказательств. «Критерии оценки противоречивых доказательств могут

98

относиться к сущности самого доказательства (например, его достоверности) либо к совокупности доказательств (при сопоставлении данного доказательства с другими фактами, которые суд считает установленными)».1

Существенным противоречием в выводах суда необходимо признать такие противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания. По нашему мнению, несущественных противоречий в выводах суда существовать не может. Всякое противоречие в выводах суда при постановке приговора является существенным и поэтому слово «существенные» в тексте п. 4 ст. 380 УПК РФ не несет никакой нагрузки. Таким образом, п. 4 ст. 380 УПК РФ может быть изложен в следующей редакции - «4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона, определения меры наказания, назначения вида исправительного учреждения и режима отбывания наказания».

В судебной практике судов Российской Федерации имеют место ре- шения об отмене приговора по указанному основанию. Так, органами предварительного следствия Стяжкину было предъявлено обвинение в умышленном убийстве Теймурова по ст. 103 УК РСФСР. Нижневартовским районным народным судом Ханты-Мансийского автономного округа Стяжкин осужден по ст. 106 УК за неосторожное убийство Теймурова.

10 мая 1991 г. на берегу ручья между Теймуровым и Стяжкиным возникла ссора, во время которой Стяжкин ударил обухом топора по голове Теймурова. Затем Стяжкин затащил потерпевшего в наполненный водой котлован и стал опускать его голову в воду. Когда Теймуров вы-

1 С.Г. Мирецкий. Указ. соч. С, 31.

99

рвался и отплыл на середину котлована, Стяжкин, демонстрируя нож, не давал ему выбраться на берег до тех пор, пока тот не утонул.

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа приговор оставила без изменения. Президиум этого же суда протест прокурора автономного округа, в котором ставился вопрос об отмене судебных решений, оставил без удовлетворения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в связи с неправильной квалификацией действий Стяжкина.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 ав- густа 1993 г. судебные решения отменила и дело направила на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Принимая решение о переквалификации действий Стяжкина со ст. 103 УК на ст. 106 УК, суд указал, что тот не предвидел возможности на- ступления смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть.

Кроме того, суд сделал вывод, что достоверных и неопровержимых доказательств, подтверждающих направленность умысла Стяжкина на лишение жизни Теймурова, в судебном заседании не установлено.

Однако с данным выводом суда нельзя согласиться, так как он сделан без учета имеющихся в деле доказательств. Во время предварительного следствия Бахтуров (осужденный за укрывательство этого преступления) показал, что Стяжкин ударил потерпевшего по голове обухом топора, затащил в наполненный водой котлован. Когда Теймуров вырвался и поплыл к другому берегу, Стяжкин сказал: «Смотри, если не мы его, то значит он нас». Он же показал, что Стяжкин имел в виду то, что если не они убьют Теймурова, то тот со своими земляками убьет их. Как видно из показаний Бахтурова, потерпевший несколько раз пытался выбраться из воды, но Стяжкин с ножом в руках препятствовал этому, и Теймуров снова отплывал к середине котлована. Предложив Стяжкину оставить в покое

100

потерпевшего и возвращаться домой, он ушел от водоема. Вода после таяния была холодная. Такие же показания Бахтуров дал и в суде.

Стяжкин на очной ставке с Бахтуровым и в судебном заседании под- твердил его показания и пояснил, что, уходя от котлована, понял, что Теймуров утонул. Этим обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильной квалификации действий Стяжкина и Бахтурова, суд не дал надлежащей оценки и принял необоснованное решение о переквалификации их действий.

При таких данных нельзя признать обоснованными судебные реше- ния, вынесенные по делу.1

Показателен в этой связи пример привел С.Г. Мирецкий. Мамадаки- мов, осужденный за посягательство на жизнь работника милиции, при- знан виновным в том, что во время ссоры, а затем и драки с задержавшим его за нарушение общественного порядка работником милиции Осоровым задушил его имевшимся у того шарфом. В числе доказательств вины Ма-мадакимова суд сослался в приговоре на заключение судебно-медицинского эксперта. Но, во-первых, это заключение не исследовалось в судебном заседании и потому, суд был не вправе ссылаться на него как на доказательство. Во-вторых, вывод о том, что смерть Осорова наступила от асфиксии вследствие удушения шарфом, не соответствует данным внутреннего исследования трупа. Протокол об изъятии шарфа в деле не имеется, как нет данных и о том, что шарф был представлен эксперту. По этим основаниям уголовное дело кассационной инстанцией было направ- лено на дополнительное расследование.2

Из приведенного примера видно, что налицо два основания отмены приговора. Первое - выводы суда основаны на доказательствах, не исследованных в зале судебного заседания (п. 1 ст. 380 УПК РФ) и второе —

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994. №6. С, 5.

2 Цит по.: С.Г. Мирецкой. Приговор суда. С, 38.

101

выводы суда, изложенные в приговоре содержат противоречия, которые в ходе судебного заседания не были устранены и повлияли на правильность применения уголовного закона.

Другой крупной группой процессуальных оснований отмены или из- менения приговора суда являются, предусмотренные ст. 381 УПК РФ основания, а именно нарушения уголовно-процессуального закона.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, 1960 года закреплял в ст. 345 схожее основание, но характеризовал его как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Нам представляется, что отсутствие упоминания в новом уголовно-процессуальном законе РФ о существенном характере нарушения оправдано. По нашему мнению, сформулированное в ст. 381 УПК РФ содержание основания свидетельствует, что нарушение норм уголовно-процессуального законодательства в ходе судебного рассмотрения дела по первой инстанции является безусловно существенным, если оно повлияло на законность, обоснованность и справедливость приговора суда. Ч. 1 ст. 381 УПК РФ закрепляет, что «основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.». Таким образом, слово «существенное» в тексте ст. 345 УПК РСФСР не имеет смысловой нагрузки, поскольку мы не можем выделить такие уголовно-процессуальные правонарушения которые бы не влияли и не могли влиять на законность, обоснованность и справедливость приговора, либо не вызывали бы сомнения в законности, обоснованности и справедливости приговора.

102

Н.А. Полянский, анализируя вопрос о процессуальных основаниях отмены или изменения приговора, отмечал, что деление процессуальных оснований отмены (изменения) приговора на существенные и несущественные наводит на мысль, что законодатель в УПК закрепил несущественные уголовно-процессуальные нормы. Это признать обоснованным нельзя, любая уголовно- процессуальная норма является существенной для отправления правосудия по уголовным делам.1

Некоторые авторы справедливо отмечали, что указанное в ст. 381 УПК РФ основание отмены или изменения приговоров является по своей сущности обстоятельством, нарушающим уголовно- процессуальную форму.2 В науке уголовного процесса достаточно много внимания уделялось уголовно-процессуальной форме. В частности, ученые отмечали важность формы судопроизводства как «гарантии прав и законных интересов участников процесса, которая обеспечивает реальное осуществление ими своих прав и защиту законных интересов».” Кроме этого процессуальная форма играет важную роль в достижении задач уголовного судопроизводства.4 Приведенные положения свидетельствуют о важности соблюдения процессуальной формы и ее нарушение должно влечь отмену (изменения) приговора для достижения целей уголовного судопроизводства.

1 Р.Н. Ласточкина, T.A. Москвитина. Указ. соч. С, 22.

” Л.А. Захожий. Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств уголовного дела — основное начало советского уголовного процесса. // Актуальные вопросы развития и совершенствования законодательства о судоустройстве, судопроизводстве и прокурорском надзоре. М., 1981. С. 64.

3 В.Н. Шпилев. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974. С, 48.

4 См.: МЛ. Якуб. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. M.: Юридическая литература, 1981. С. 125; Юридическая процессуальная форма. Теория и практика. Под ред. П.Е. Не- дбайло, В.М. Горшенева. М.: Юридическая литература, 1976

103

Кроме существенных и несущественных нарушений уголовно- процессуального закона в науке выделяют условные и безусловные нарушения.1

Условными необходимо признать такие «нарушения уголовно- процессуального закона, существенность которых зависит от конкретных обстоятельств дела». Р.Н. Ласточкина и Т.А. Москвитина к числу условных оснований отмены приговора суда относит нарушения, «существенность которых признается вышестоящим судом на основе учета конкрет-ных обстоятельств дела».

Анализ ст. 381 УПК РФ показывает, что условными нарушениями уголовно-процессуального закона необходимо признать правонарушения, которые при определенных обстоятельствах уголовного дела и процесса его рассмотрения судом первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанциями повлекли или могли повлечь вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора, определения или постановления.

Безусловным основанием отмены приговора суда или акта иной су дебной инстанции следует признать нарушение уголовно- процессуального закона, которое во всех случаях влечет отмену пригово ра суда.

В науке уголовно-процессуального права при рассмотрении безус- ловных оснований отмены приговора отмечалось, что таковыми являются нарушение принципов уголовного процесса4. Все указанные нарушения, безусловно, должны влечь отмену приговора суда, но вместе с тем они не раскрывают сущности указанного вида оснований отмены приговора.

1 М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С, 382-383; Р.Н. Ласточкина, Т.А. Моск витина. Указ. соч. С. 23; И.Д. Перлов. Указ. соч. С. 157; А.Я. Грун. Указ. соч. С, 45; Уголовный процесс. Учебник. Под ред. К.Ф. Гуценко. С, 409 и другие.

2 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 157.

3 Р.Н. Ласточкина, Т.А. Москвитина. Указ. соч. С, 23.

4 См.: Там же. С, 23.

104

По нашему мнению, безусловным необходимо признать такие осно- вания, которые характеризуются следующими признаками, раскрывающими их сущность:

  1. нарушение закрепленных в Конституции РФ и Уголовно- процессуальном кодексе РФ принципов судопроизводства;
  2. нарушение норм, закрепляющих уголовно-процессуальные гаран- тии прав подсудимого, потерпевшего, гражданского истца и от- ветчика, их представителей;
  3. нарушение норм, регламентирующих процесс доказывания, ис- следования и оценки доказательств по уголовному делу;
  4. нарушение норм, регламентирующих организацию осуществления производства по уголовному делу судом, органом предварительного расследования, прокуратурой;
  5. нарушение норм, регламентирующих форму уголовно- процессуальных актов;
  6. незаконное ограничение полномочий участников уголовного су- допроизводства. х
  7. Принципы уголовно-процессуального права постоянно находятся в поле зрения юридической науки. Это объясняется разными подходами к вопросу о природе указанных основополагающих начал. Первая группа ученых утверждает, что принципы находят закрепление в норме права.2 Другие считают, что принципы есть «идеи, отражающие развитие науки и практики уголовного процесса, значительно опережают их законодатель-

1 Эти положения подтверждаются и деятельностью Анапского городского суда Краснодарского края

См. Приложение № 1.

2 A.B. Кудрявцев, Ю.Д. Лившиц. О понятии принципа в уголовном процессе. // Правоведение, 2001. №4. С, 169; Т.Н. Добровольская. Принципы советского уголовного процесса. М. 1971. С, 24-26; А.В. Гриненко. Источники уголовно-процессуальных принципов. // Журнал российского права, 2001. №5. С, 21; H.A. Громов, B.B. Николайченко. Принципы уголовного процесса, их понятие и система. // Госу дарство и право, 1997. №7. С, 33; В.П. Проценко. О критериях систематизации принципов уголовного процесса. // Современные проблемы законности в России. (Материалы межвузовской научно- практической конференции посвященной 10-летию со дня основания юридического факультета КГАУ 21 сентября 2001 года). Краснодар, 2001. С, 113 и другие.

105

ное закрепление и поэтому нельзя считать принципами только те идеи, которые выражены в нормах права».1 Указанные обстоятельства приводят к значительному разбросу в определении видов принципов уголовно-процессуального права, что не может положительно влиять на процессуальную деятельность субъектов уголовного судопроизводства.

Анализируя мнения о природе принципов уголовно-процессуального права, необходимо согласиться с теми авторами, которые определяют принципы уголовного процесса как «руководящие положения, определяющие демократическое построение процесса и нашедшие выражение в нормах права».2 В указанном определении для нас наи- более важное значение имеет именно указание на то, что принципы находят «выражение в нормах права». Безусловно, зарождение принципов идет в рамках формирования «политики государства в области правосудия, первоначально формируется в виде идей, которые постепенно в ходе правотворчества закрепляются как нормы действующего законодательства».3 Прав В.П. Проценко, который отмечал, что «принципы не должны обозначаться доктринальным способом, то есть по усмотрению отдельных ученых» они должны найти законодательное закрепление.4 Закрепление в законе принципов уголовного процесса позволит решить множество практических проблем в деятельности российских правоохранительных и судебных органов, сформировать единообразное их выделение, общеиз- вестность, доступность в понимании.

М.Я. Савицкий. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса. // Советское госу- дарство и право, 1950. №1. С, 25; ВТ. Томин. О понятии принципа советского уголовного процесса. // Труды Высшей школы МООП РСФСР. Вып. 12. М.1965. С, 194; В. Тертышник, С. Щерба. Концепту- альная модель системы принципов уголовного процесса России и Украины в свете сравнительного правоведения. // Уголовное право, 2001. № 4. С, 73 -74 и другие.

2 Уголовный процесс. Учебник. Под ред. Гуценко К.Ф. С, 58.

3 A.B. Гриненко. Источники уголовно-процессуальных принципов. // Журнал российского права, 2001. №5. С, 21.

4 В.П. Проценко. О критериях систематизации принципов уголовного процесса. // Современные про блемы законности в России. (Материалы межвузовской научно-практической конференции посвящен ной 10-летию со дня основания юридического факультета КГАУ 21 сентября 2001 года). Краснодар, 2001. С, 113

106

Следующим безусловным основанием отмены или изменения приго- вора является нарушение норм, закрепляющих уголовно- процессуальные гарантии прав подсудимого, потерпевшего, гражданского истца и ответчика, их представителей. В уголовно- процессуальной науке и судебной практике неоднократно отмечалось на необходимость гарантирования прав лиц, привлекаемых к ответственности и пострадавших от совершенного преступления. Предоставление таких гарантий будет способствовать достижению назначения уголовного судопроизводства - защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод - как следствие повышение его эффективности. Авторами работы «Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок» справедливо отмечалось, что отсутствие подсудимого при рассмотрении уголовного дела в случаях, когда это не предусмотрено законом, нарушение права подозреваемого или обвиняемого на защиту является устранением гарантий правильного осуществления уголовного правосудия.1 Уголовно-процессуальными гарантиями прав лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, «выступают установленные зако- нодателем средства, обеспечивающие реальную возможность осуществлять обвиняемому и другим участникам процесса принадлежащие им процессуальные права и требовать от следователя и прокурора исполнения обязанностей по реализации этих прав, а в случаях нарушения прав и законных интересов — их восстановление… Закрепление их (прав — отмечено нами) в законе, таким образом, является тем необходимым условием, которое обеспечивает участвующему в уголовном деле лицу возможность и допустимость располагать свободой действий в рамках, предусмотренных нормой закона, и требовать предоставления этой свободы для осуще-

Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок. 4.2. Отв. ред. В. Н. Кудрявцев. М.: ИГПАН, 1975. С, 110 - 111.

107

ствления своих прав» . Лишение указанных прав лица, вовлеченного в уголовный процесс, устраняет ему возможность быть полноценным субъектом уголовно-процессуальных отношений. Приведенные обстоятельства в полной мере свидетельствуют о безусловной природе рассматриваемого основания отмены ими изменения приговора суда.

Другим безусловным основанием отмены или изменения приговора суда является нарушение норм, регламентирующих процесс доказывания, исследования и оценки доказательств по уголовному делу. Одним из важнейших положений, подтверждающих рассматриваемое основание является ст. 50 Конституции РФ, которая указывает, что «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Кроме этого отмеченное основание находит свое правовое закрепление в ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ. В частности, ч. 3 ст. 7 УПК РФ предусматривает, что «нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимости полученных таким путем доказательств». Приведенные конституционные и законодательные положения в полной мере относятся ко всему процессу доказывания по уголовному делу и их нарушение должно влечь безусловную отмену приговора суда.

Нарушение норм, регламентирующих организацию осуществления производства по уголовному делу судом, органом предварительного расследования, прокуратурой представляет собой еще одно безусловное основанием отмены или изменения приговора суда. Данное уголовно-процессуальное правонарушение посягает на установленную уголовно-процессуальным законом форму уголовного судопроизводства, и ее нарушение будет влечь ограничение прав и законных интересов участников

Н. А. Якубович, Л. В. Батищева, Е. С. Радутная, Г. И. Пичкалева. Охрана конституционных прав лич- ности на предварительном следствии. М., 1989. С, 8.

108

уголовного судопроизводства, что не допустимо с точки зрения назначения уголовного судопроизводства. Эти обстоятельства свидетельствуют о безусловности приведенного основания как основания отмены или изменения приговора суда.

Не менее важным основанием отмены или изменения приговора суда является нарушение норм, регламентирующих форму уголовно- процессуальных актов. Уголовно-процессуальный закон требует от суда, органа дознания, следователя и прокурора соблюдения формы уголовно-процессуального акта. Так, Б. Т. Безлепкин справедливо отмечал, что «приговор суда может быть признан законным, если он постановлен на основании закона и с соблюдением всех требований закона, причем не только процессуального, но и уголовного…»1. Приведенное обстоятельство в полной мере касается и формы уголовно-процессуального акта, нарушение которой по смыслу закона является признание акта незаконным.

Незаконное ограничение полномочий участников уголовного судо- производства, как безусловное основание, влечет отмену или изменение приговора суда, если в ходе предварительного следствия, дознания или рассмотрения дела в суде были ограничены права участников уголовного судопроизводства. Эти ограничения могут касаться прав участников уголовного судопроизводства, закрепленные в гл. 5 — 8 УПК РФ. Так, Верховный Суд РФ справедливо указал, что ограничение права адвоката участвовать в уголовном деле по причине того, что он состоял в юридической консультации в другом субъекте Российской Федерации является ог- раничение полномочий адвоката, как участника уголовного процесса.2

Новый уголовно-процессуальный закон России, в отличие от УПК РСФСР, 1960 г., содержит специальную главу, посвященную принципам

Б. Т. Безлепкин. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (поста- тейный). М., 2002. С, 347. 2 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №8. С, 12 - 13.

109

уголовного судопроизводства (глава 2 УПК РФ от 18.12.2001 г.).1 Это подтверждает значимость, которую придал законодатель закрепленным в УПК РФ принципам уголовного судопроизводства. Задача науки видится нам в раскрытии содержания приведенных в законе принципов, формировании их концепции и единообразного осмысления, а также применения на практике.

Закрепленные в законодательстве России принципы имеют важное практическое значение для деятельности судов всех инстанций и в частности для пересмотра в апелляционном, кассационном и надзорном порядке приговоров судов, так как «представляют собой основы формирования всей системы уголовно-процессуального права».2 Вместе с тем, необходимо отметить, что УПК РФ не единственный источник принципов российского уголовного судопроизводства. Принципы уголовного судопроизводства также закреплены в Конституции РФ. «Провозгласив высшей ценностью человека, его права и свободы, Конституция определяет универсальную обязанность государства признать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2). Тем самым Конституция ориентирует законодательную власть учитывать положения главы второй (права и свободы человека) основного закона России при разработке и принятии законов любой отраслевой принадлежности».3

Закрепленные в Конституции РФ и УПК РФ принципы представляют собой «основные идеи уголовно-процессуального права, определяю- щие социальную сущность и политическую направленность деятельности по расследованию и разрешению уголовных дел. Они также определяют

Это не значит, что УПК РСФСР, 1960 г. не содержал нормы-принципы, они закреплены в ст. 11-21 УПК РСФСР.

2 A.B. Гриненко. Система принципов и цель производства по уголовному делу. // Правоведение, 2000. №6.С.,191.

3 В. Божьев. Конституция Российской Федерации как источник уголовного и уголовно- процессуального права. // Уголовное право, 1999. № 2. С, 75.

110

главные черты уголовного процесса и весь его характер». Таким образом, принципы уголовного судопроизводства пронизывают всю систему норм уголовно-процессуального закона Российской Федерации, дают возможность концентрировано представить суть всего уголовного процесса. Исследуя проблему системы принципов, А.В. Гриненко справедливо отмечал, что система принципов уголовного судопроизводства, закрепленных в нормах Конституции РФ и УПК РФ, «относится к разряду ярко выраженных целенаправленных систем, и в данном случае принципы неизбежно должны находится в жестком иерархическом подчинении по отно- шению к цели».2

Нарушение принципов уголовного судопроизводства в ходе рассле- дования и судебного рассмотрения уголовного дела, приводит к нарушению не только норм-принципов, предусмотренных Конституцией РФ и главой 2 УПК РФ, но и норм, содержащихся в других главах и статьях Уголовно-процессуального кодекса РФ. Это позволяет утверждать, что нарушение принципов уголовного судопроизводства и должно влечь безусловную отмену приговора суда. По аналогии со ст. 345 УПК РСФСР, в ст. 381 УПК РФ необходимо выделить условные (ч. 1 ст. 381 УПК РФ) и безусловные (ч. 2 ст. 381 УПК РФ) основания отмены (изменения) приговора.3 Однако положение ч. 1 ст. 381 УПК РФ и ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР практически одинаковы, за исключением некоторых редакционных отличий. Нарушение принципов уголовного судопроизводства по своей сущности есть нарушение норм уголовно-процессуального законодательства, и наоборот, нарушение при рассмотрении
дела нормы уголовно-

1 А.В. Кудрявцев, Ю.Д. Лившиц. О понятии принципа в уголовном процессе. // Правоведение, 2001. № 4. С, 168. Далее авторы отмечают, что «принципом может быть только такое общее положение, кото рое логически связано с частными нормами уголовного процесса, можно сделать вывод о том, что принципы не обязательно формулируется и закрепляется в законодательстве в общем виде, а является той идеей, положением, которое объединяет конкретизирующие частные нормы, регулирующее кон кретные уголовно-процессуальные отношения».

2 А.В. Гриненко. Система принципов и цель производства по уголовному делу. // Правоведение. 2000. № 6. С, 190.

3 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 157.

111

процессуального закона, влечет нарушение норм-принципов, предусмотренных Конституцией РФ и УПК РФ. Здесь прослеживается диалектическая обратная взаимосвязь, это позволяет сделать вывод, что основания отмены или изменения приговора, предусмотренное ст. 381 УПК РФ, должны применяться в случае нарушения норм- принципов уголовно-процессуального права.

Актуальность учета принципов, как начал и устоев уголовного про- цесса, в ходе судебного рассмотрения уголовного дела, имеет важное общественное значение. Это дает нам повод для отнесения уголовно- процессуальных нарушений норм-принципов к числу оснований, безусловно, влекущих отмену приговора суда, то есть составляют вторую группу оснований отмены (изменения) приговора, закрепленных в ст. 381 УПК РФ.

Значимость принципов уголовного судопроизводства для достижения целей уголовного процесса требует корректировки ч. 2 ст. 381 УПК РФ. Так, нам представляется, что нормы ч. 2 ст. 381 УПК РФ необходимо дополнить следующим пунктом: «1) Нарушение принципов уголовного судопроизводства».

Изложенные положения нашли подтверждение в судебной практике Верховного суда РФ, где отмечается, что повышение качества работы судов кассационной инстанции позволит обеспечить реализацию основных начал уголовного судопроизводства, позволит защитить гарантированные Конституцией РФ права и свободы личности.1

Включение в ч. 2 ст. 381 УПК РФ указания на нарушение принципов уголовного судопроизводства как основание отмены или изменения приговора имеет важное практическое значение для судов вышестоящих

1 П. 1 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №5 от 23.08.88 г. (в ред. постановления Пле- нума № 11 от 21.12.93 г. «О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. С, 499.

112

инстанций, осуществляющих пересмотр судебных приговоров. В юридической литературе высказывалось мнение, что следственные и судебные акты, совершенные с нарушением уголовно- процессуального закона, признаются недействительными: «Если не были соблюдены процессуальные правила доказывания, то результат доказывания ничтожен».1 Тем более необходимо признать недействительными акты, принятые с нарушением конституционных норм.2

Таким образом, условные и безусловные основания отмены или из- менения приговора или иного акта суда находят свое закрепление в разных частях ст. 381 УПК РФ. Часть 1 содержит условные основания отмены (изменения) приговора, а часть 2 — безусловные.

Общепризнанным в науке уголовного процесса является положение о том, что перечень безусловных оснований отмены приговора суда не является исчерпывающим.

Ч. 2 ст. 381 УПК РФ содержит следующий перечень безусловных ос- нований отмены приговора или иного акта суда (судьи):

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ; 2) 3) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей; 4) 5) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за ис- ключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 247 УПК РФ; 6) 7) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника; 8) Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М.: Юридическая литература, 1966.С, 433.

2 См.: А.Б. Венгеров. Конституционные нормы в судебной практике. // Судебная практика в советской правовой системе. М.: Юридическая литература, 1975. С, 105.

113

5) нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет и помощью переводчика; 6) 7) непредставление подсудимому права участия в прениях сторон; 8) 9) непредставление подсудимому последнего слова; 10) 11) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора; 12) 13) обоснование приговора доказательствами, признанными судом не- допустимыми; 14)

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении; 11) 12) отсутствие протокола судебного заседания. 13) Пункты 5,6,7,9 ст. 381 УПК РФ ранее не содержались в ч. 2 ст. 345 УПК РСФСР, 1960 г. В науке уголовно-процессуального права и судебной практике неоднократно отмечалось о необходимости включения приведенных оснований в норму уголовно- процессуального закона. Однако нам представляется, что подобного подхода недостаточно для формулирования ч. 2 ст. 381 УПК РФ, так как простое перечисление безусловных оснований отмены приговора или иного акта суда всегда будет неполным.

До настоящего времени в судебной практике отмечались и иные ос- нования, которые влекут безусловную отмену акта суда. Таковыми являются:

1) нарушение конституционного положения, согласно которому ни кто (в том числе свидетель) не обязан давать показания против самого се бя;1

2) проведение по делу дознания вместо предварительного следст вия;1

1 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1998. № 8. С, 6.

114

3) возобновление следствия без отмены ранее вынесенного следова- телем постановления о прекращении дела в отношении этого же лица;2 4) 5) нарушение подследственности; 6) 7) неутверждение прокурором обвинительного заключения;4 8) 9) несоответствие обвинительного заключения требованиям уголовно- процессуального закона;5 10) 11) отсутствие в резолютивной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого указания на уголовный закон, по которому лицо привлекается в качестве обвиняемого;6 12) 13) проведение предварительного расследования по материалам, вы- деленным из другого дела, без возбуждения уголовного дела; 14) 15) отсутствие в деле постановления судьи о назначении судебного заседания;8 16)

10) участие в судебном заседании прокурора, в отношении кото- рого в первом судебном заседании по делу было удовлетворено ходатайство об его отводе;9 11) 12) лишение потерпевшего возможности участвовать в судебном заседании или несоблюдение его прав в судебном заседании;10 13) Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984. № 7. С, 10. Постановление №10 Пленума Верховного Суда СССР от 30.11.90 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации по уголовным делам. М. 1997. С, 341.

2 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1976. № 9. С, 10; 1982. №10. С, 9-10.

3 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980. № 6. С, 7.

4 Бюллетень Верховного Суда РСФСР1979. № 5. С, 11; 1984. №7. С, 10.

5 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973. № 7. С, 11 - 12.

6 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980. № 6. С, 8.

7 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984. № 7 С, 10; Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. №11. С, 8.

я Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995. № 1. С. 14. Постановление №5 Пленума Верховного Суда РСФСР от 23.08.88 г. (в ред. от 21.12.93 г.) «О повышении роли судов кассационной инстанции в обес- печении качества рассмотрения уголовных дел». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Су- дов СССР и РСФСР (Российской Федерации по уголовным делам. М., 1997. С, 453.

9 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1977. № 4. С, 7.

10 Бюллетень Верховного Суда РСФСР.1980. № 8. С.,11; Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994. № 1. С.,7; Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. № 1. С, 6 - 7; 2001. № 6. С, 11; 1999. № 5. С, 41; 1997. № П. С, 11.

115

12) обвиняемый и защитник раздельно ознакомлены со всеми ма- териалами дела, несмотря на то, что ходатайствовали о совместном ознакомлении;1 13) 14) обвиняемому не вручена (несвоевременно вручена) копия об- винительного заключения;2 15) 16) отсутствие в деле жалобы потерпевшего по делам частного обвинения; 17) 18) нарушение порядка определения формы судопроизводства (с участием присяжных заседателей или с участием судьи и двух на- родных заседателей); 19) 20) ненаправление судом, вынесшим приговор, хотя бы одной из кассационных жалоб в суд, рассматривающий уголовное дело в качестве второй инстанции;4 21) 17) проведение расследования лицом, подлежащим отводу.5 Указанный перечень можно продолжать.6 Это обстоятельство под тверждается и деятельностью Анапского городского суда Краснодарского края (см. Приложение № 1). Данное обстоятельство свидетельствует о не обходимости построения ч. 2 ст. 381 УПК РФ с учетом имеющейся судеб ной практикой и расширительного закрепления безусловных оснований отмены приговора. Подобный подход позволит использовать безусловные основания отмены приговора суда путем оценки сущности нарушения

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 1996 года. // Бюллетень Вер- ховного Суда РФ, 1997. № 3.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.08.88 г. №5 «О повышении роли судов кассацион ной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел». // Сборник постановлений Пле нумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. С, 453.

3 Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. № 12. С, 7.

4 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994. № 4. С, 12.

5 Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995. № 1. С, 6.

6 А.П. Рыжаков. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР, 1999. С, 664-666; А.П. Рыжаков. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному ко дексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С, 772 - 775; Комментарий к уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. 2-е изд. Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Юрайт, 1999. С, 514-515; На учно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. 2-е изд. Под общ. ред. B.M. Лебедева. М.: Спарк, 1997. С, 539-540.

116

уголовно-процессуальной нормы и ее значимости для законности, обоснованности и справедливости приговора суда.

Нам представляется необходимым ч. 2 ст. 381 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

  1. Нарушение закрепленных в Конституции РФ и настоящем Кодексе принципов судопроизводства;
  2. Нарушение норм, закрепляющих гарантии подсудимого, потер- певшего, гражданского истца и ответчика, их представителей;
  3. Незаконное ограничение полномочий иных участников уголовного судопроизводства, предусмотренных настоящим Кодексом;
  4. Нарушение норм, регламентирующих процесс доказывания, ис- следования и оценке доказательств по уголовному делу;
  5. Нарушение норм, регламентирующих организацию осуществления производства по уголовному делу судом, органом предварительного расследования (дознания), прокурором;
  6. Нарушение норм, регламентирующих форму и содержание уго- ловно-процессуальных актов.»
  7. Таким образом, дифференциация условных и безусловных оснований отмены (изменения) приговора в связи с нарушением уголовно- процессуального закона является важным обстоятельством, учитываю- щим сущность рассматриваемого уголовного дела и в то же время не допускающим грубых нарушений уголовно-процессуальной формы при производстве предварительного следствия (дознания) или судебного разбирательства по уголовному делу судами первой и вышестоящих инстанций.

Объем оснований отмены или изменения приговора, определения или постановления суда в порядке судебного надзора предусмотрен ст.

117

409 УПК РФ. Ранее действовавший УПК РСФСР в ч. 1 ст. 379 отмечал, что перечень оснований отмены или изменения судебного акта в порядке надзора тот же, что и для кассационной инстанции, предусмотренный ст. 342 УПК РСФСР.

Ст. 409 УПК РФ аналогично решает вопрос с основаниями отмены или изменения судебного акта в порядке судебного надзора. Так, ч. 1 ст. 409 УПК РФ закрепляет, что основаниями отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора являются основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ.1

Содержание указанных оснований отмены или изменения приговора суда надзорной инстанции те же, что и для судов кассационной инстан- ции.

Положение ч. 2 ст. 409 УПК РФ предусматривает основания отмены или изменения определения или постановления суда первой, кассационной или надзорной инстанций. Указанная статья дифференцирует основания для отмены или изменения судебного решения в порядке надзора в зависимости от того, в какой стадии уголовного процесса данное решение было вынесено. Б. Т. Безлепкин отмечает, что «если основанием для отмены судебного решения суда первой инстанции является его «собственная» незаконность или необоснованность, то основанием для отмены судебного решения суда кассационной или нижестоящей надзорной инстанции служит (в общем виде) то обстоятельство, что в этих судебных инстанциях ошибка осталась незамеченной и не исправлена».2

Часть 2 ст. 409 УПК предусматривает следующие процессуальные основания отмены или изменения определений суда кассационной или

Федеральный закон от 29.05.2002 г. «О внесении изменений и дополнений в УПК РФ». // Собрание законодательства РФ. 2002. №22. Ст. 2027.

2 Б.Т. Безлепкин. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (поста- тейный). М.: Кнору, 2002. С, 456.

118

надзорной инстанции: определение или постановление вынесено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, которое повлияло или могло повлиять на правильность вынесенного судом определения или постановления.

Указанные основания отмены или изменения определений или по- становлений суда первой, кассационной и надзорной инстанций ничего нового не вносят. Однако необходимо отметить, что они уточняют отдельные положения в практику их применения.

Основание, предусмотренное в п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ, представляет по своей сущности процессуальное правонарушение, предусмотренное нормами уголовно-процессуального закона. Подобное основание предусмотрено ст. 381 УПК РФ.

Особенностями указанных в ч. 2 ст. 409 УПК РФ оснований отмены или изменения акта суда является круг актов, которые отменяются или изменяются судом надзорной инстанции - это, во-первых. Во-вторых, акты, отменяемые судом надзорной инстанции, выносятся либо судом первой инстанции (п. 1 ч. 2 ст. 409 УПК РФ) или судом апелляционной, кассационной или надзорной инстанций (п. 2 ч. 2 ст. 409 УПК РФ). В-третьих, по основаниям предусмотренным ч. 2 ст. 409 УПК РФ отменяются только постановления или определения судов.

119

Глава III. Процессуальный порядок пересмотра приговора в апелляционной, кассационной и надзорной

инстанциях 3.1. Отмена и изменение приговора мирового судьи в апелляционной инстанции. Статья 354 УПК РФ закрепляет, что в апелляционном порядке рассматриваются жалобы и представления на не вступившие в законную силу приговоры и постановления, вынесенные мировыми судьями. В кассационном порядке рассматриваются жалобы и представления на не вступившие в законную силу решения судов первой и апелляционной инстанции, за исключением судебных решений вынесенных мировым судьей. Статья 403 УПК РФ определяет виды судебных актов, обжалуемых в над- зорном порядке. Так, в надзорном порядке подлежит обжалованию приговор и постановление мирового судьи, приговор, определение и постановление районного суда, кассационное определение суда субъекта Российской Федерации; постановление суда субъекта Российской Федерации, вынесенное в надзорном порядке; приговоры, определения и постановления суда субъекта Российской Федерации, которые не были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде РФ; определения Кассационной коллегии Верховного Суда РФ; приговор и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ или Военной коллегии Верховного РФ, постановление судьи Верховного Суда РФ о на- значении судебного заседания.

Пересмотр судебных решений по уголовному делу в апелляционном, кассационном и надзорном порядке обладает особенностями, которые зависят от вида инстанции, в которой пересматривается вынесенное судебное решение.

120

При пересмотре судебных решений в апелляционной инстанции имеются следующие особенности, которые характеризуются:

  1. Сущностью апелляционной инстанции;
  2. Объемом полномочий, которыми обладает апелляционная инстан- ция;
  3. Видом пересматриваемого в апелляционном порядке судебного акта;
  4. Объемом процессуальных оснований отмены или изменения при- говора мирового судьи;
  5. Правом на обжалование решения мирового судьи в апелляционной инстанции.
  6. Стадия апелляционного пересмотра решения, вынесенного мировым судьей не является новой для российского уголовного процесса. В дореволюционном уголовном процессе сущность стадии апелляционного пересмотра И.Я. Фойницким была определена следующим образом: «апелляционная инстанция, подобно первой, рассматривает дело по существу и постановляет по нему приговор, совершенно заменяющий приговор низшего суда, хотя по содержанию могущий быть одинаковым с ним. Задача апелляции - дать новым разбирательством добавочную гарантию справедливости судебного приговора».1 Вл. Случевский отмечал, что «законодательство уделило ей (апелляции) относительно ограниченную сферу действия и обнаружило стремление, главным образом, посредством усиления гарантий правильности решения дела в 1-й инстанции суда обеспечить интересы уголовного правосудия».2 В отличие от указанных подходов новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ по иному закрепляет

И.Я. Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Пг., 1915. // Хрестоматия по уголовному процессу России. Автор-составитель Э.Ф. Куцова. М.: Городец, 1999. С, 239-240.

2 Вл. Случевский. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство - судопроизводство. СПб., 1910. // Хрестоматия по уголовному процессу России. Автор-составитель Э.Ф. Куцова. М: Городец, 1999.С, 242.

121

суть апелляционного судопроизводства. Так, по мнению А.С. Александрова и Н.Н. Ковтуна «суть апелляционного производства заключается в том, что суд апелляционной инстанции вправе пересмотреть по существу не только обжалованные (опротестованные) части не вступившего в законную силу приговора мирового судьи, но и те действия суда и сторон, на которых он был основан, причем как в части, касающейся соблюдения надлежащей процессуальной формы их производства, так и самого существа, исходя из чего предметом судебного разбирательства (скорее предметом судебного контроля) в суде апелляционной инстанции может выступать следующий круг фактов и обстоятельств (487 УПК): а) законность, обоснованность, мотивированность и справедливость приговора, вынесенного по результатам рассмотрения дела в суде первой инстанции (т.е. фактическая и юридическая сторона приговора); б) доказательства, на основе которых был поставлен данный приговор, гласно, устно и непосредственно исследованные судом в рамках судебного разбирательства в суде первой инстанции и положенные в основу его приговора; в) процессуальная форма как самого разбирательства дела по существу, так и процессуальная форма всех (возможно, отдельных) действий суда и сторон в части, касающейся надлежащего соблюдения условий, порядка и последовательности их проведения, и самого существа (их доказательственного значения для установления обстоятельств предмета доказывания по данному уголовному делу)».1 По мнению А.В. Победкина «сущность (апелляции — авт.) в самом общем виде заключается в том, что в отличие от судопроизводства в кассационной инстанции законность и обоснованность приговоров проверяется путем пересмотра дела в порядке, аналогичном производству в суде первой инстанции. Суд апелляционной инстанции рассматривает дело заново с вызовом свидетелей, назначением экспертиз,

1 А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Апелляционное производство в уголовном процессе. // Правоведение, 2001. №5. С, 153-154.

122

осмотром вещественных доказательств и производством иных следственно-судебных действий».1 Уголовно-процессуальный кодекс РФ в нормативном порядке акцентирует внимание на следующие обстоятельства, характеризующие сущность апелляционного пересмотра судебных решений: 1) в апелляционном порядке пересматриваются решения, не вступившие в законную силу (ч. 1 ст. 354 УПК РФ); 2) пересматриваются приговоры и постановления, вынесенные мировыми судьями (ч. 2 ст. 354 УПК РФ); 3) правом обжалования обладают осужденный, оправданный, их защитники; законные представители; государственный обвинитель; потерпевший и его представитель; гражданский истец, гражданский ответчик; их представители в части, касающейся гражданского иска (ч. 4 и 5 ст. 354 УПК РФ); 4) апелляционной инстанцией является районный суд (ч. 2 ст. 355 УПК РФ); 5) суд, рассматривающий уголовное дело в апелляционном порядке, проверяет законность, обоснованность и справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касаются жалоба или представление (ч. 2 ст. 360 УПК РФ); суд апелляционной инстанции не вправе направить уголовное дело на повторное рассмотрение мировым судьей, а обязан либо вынести постановление об оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу или представление без удовлетворения, либо вынести новый приговор по мотивам, указанным в п. 2 -4 ст. 367 УПК РФ.

Существует мнение, что нормативные формулировки оснований от- мены или изменения приговора суда отражают идеологию апелляции, «сам ее порядок: состязательный или инквизиционный, предмет и пределы проверки, процессуальные полномочия суда и сторон, механизм развития пересмотра дела, а также реальная эффективность рассматриваемо-

А.В. Победкин. Апелляционное производство в уголовном процессе России: проблемы становления. // Государство и право. 2001. №3. С, 46.

123

го института в достижении цели уголовного процесса и решения его задач».1

Таким образом, апелляционное производство по Российскому уго- ловно-процессуальному законодательству существенно отличается от апелляции в дореволюционном уголовном процессе по следующим признакам:

  1. Пересмотр осуществляется не в полном объеме, а только в части, которая обжалована и в отношении тех осужденных, которых ка- саются жалоба или представление;
  2. Пересматривается решение, вынесенное исключительно мировым судьей.
  3. Федеральный закон от 7.08.2000 г. «О внесении изменений и допол- нений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»,2 установивший порядок производства у мирового судьи и пересмотра их решений в апелляционном порядке, закрепил по иному, чем в УПК РФ, пределы прав апелляционной инстанции. В ч. 3 ст. 487 УПК РСФСР указывалось: «Если в ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции будут установлены нарушения прав и законных интересов осужденных, допущенные при рассмотрении дела мировым судьей, что повлекло постановление незаконного приговора, то суд апелляционной инстанции в порядке, установленном статьями 339 - 342 настоящего Кодекса, вправе отменить или изменить приговор мирового судьи также в той части, в которой он не был обжалован или опротестован, и в отношении тех осужденных, в ин- тересах которых не подавалась жалоба или не приносился протест».

Нам представляется, что указанные положения целесообразно было бы сохранить в ст. 360 УПК РФ. Приведенные положения являются

А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Основания к отмене (изменению) приговора в суде апелляционной инстанции. // Государство и право. 2001. №10. С. 56; А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Апелляция в русском уголовном судопроизводстве. Н.Новгород. 1999. 2 Российская газета, 2000. 10 августа.

124

необходимыми гарантиями защиты прав лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Определяя пределы полномочий суда апелляционной инстанции, закон вместе с тем, по нашему мнению, содержит отдельные положения, не вписывающиеся в общую концепцию уголовного судопроизводства. Так, нам представляется, что суд апелляционной инстанции при отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и прекращении уголовного дела не должен выносить приговор, как это указано в ч. 4 ст. 367 УПК РФ. Суд апелляционной инстанции должен вынести постановление о прекращении уголовного дела. В этой связи нам представляется необходимым изложить ч. 4 ст. 367 УПК РФ в следующей редакции: «4. В случаях, предусмотренных пунктами 1, 2 части третьей настоящей статьи суд апелляционной инстанции выносит постановление. В случаях, предусмотренных пунктами 2-4 части третьей настоящей статьи, суд апелляционной инстанции постановляет приговор».

При определении пределов полномочий суда апелляционной ин- станции необходимо определить следующие аспекты деятельности указанной судебной инстанции: 1) вправе ли суд апелляционной инстанции считать предрешенным вопрос о доказанности или недоказанности обвинения? 2) может ли указанный суд оценивать, имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства? 3) вправе ли признать достоверным или недостоверным доказательства, собранные по уголовному делу?

Апелляционная инстанция при пересмотре приговоров и постанов- лений, вынесенных мировым судьей не вправе предрешать вопрос о доказанности или недоказанности обвинения, «но вправе сама решать этот вопрос и в одних случаях согласиться с судом первой инстанции, признавшим обвинение доказанным или недоказанным, а в других случаях не со-

125

гласиться с этим». Это объясняется тем, что суд апелляционной инстанции вправе пересмотреть приговор или постановление мирового судьи по существу с вынесением в основном приговора (п. 2 - 4 ст. 367 УПК РФ). Без решения самим судом апелляционной инстанции проблемы о доказанности или недоказанности обвинения не позволит вынести указанным судом приговора или постановления.

При пересмотре приговора или постановления, вынесенного мировым судьей, суд апелляционной инстанции вправе оценивать имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства. Данная оценка доказа- тельств должна осуществляться по правилам ст. 88 УПК РФ, а именно с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Указанные элементы оценки доказательств позволят суду качественно квалифицировать совершенное уголовно- процессуальное деяние. По мнению некоторых ученых, содержание оценки доказательств условно, поскольку это единая познавательная деятельность, хотя и соединяющая в себе ряд названных элементов».2 Без оценки собранных по уголовному делу доказательств суд апелляционной инстанции не может правильно оценить содержание вынесенного мировым судьей судебного акта.

Суд апелляционной инстанции в ходе пересмотра обжалованного приговора или постановления мирового судьи вправе устанавливать достоверность или недостоверность доказательств, собранных по рассматриваемому уголовному делу. Достоверным признается доказательство, истинность содержания которого (то есть соответствие действительности заключенных в нем фактических данных) признается заслуживающей полного, несомненного доверия.3 Достоверность доказательств тесно свя-

И.И. Мухин. Кассационное обжалование, опротестование и пересмотр приговора. М.: Госюриздат, 1956. С, 114.

2 Л.М. Карнеева. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988. С, 46.

3 См.: Н.М. Кипнис. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995. С, 68; Л.Д. Кокарев, Н.П. Кузнецов. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995; Уголов ный процесс. Учебник. Под ред. К.Ф. Гуценко. М.: Зерцало, 1997. С, 138.

126

зана с их допустимостью, под которой понимается «определенная уголовно-процессуальным законом характеристика источников и способов получения фактических данных («сведений» по новому УПК РФ - авт.), позволяющих вводить собранные доказательства в систему уголовного судопроизводства и использовать их для установления фактических обстоятельств уголовного дела, виновности или невиновности лица».1 Суд апелляционной инстанции, проверяя достоверность и допустимость доказательств собранных по уголовному делу, выносит приговор по пересматриваемому делу (п. 2-4 ст. 367 УПК РФ), либо постановление (п. 1 ст. 367 УПК РФ).

Таким образом, полномочия суда апелляционной инстанции зна- чительно шире полномочий кассационной инстанции при пересмотре судебных приговоров. Это обстоятельство объясняется особенностями сущности российской апелляции.

Мировые судье вправе выносить обвинительные и оправдательные приговоры (ст. 322 УПК РФ, в части приговоров, выносимых мировым судьей, отсылает к главе 39 УПК РФ, где в ч. 1 ст. 302 УПК РФ закреплены указанные виды приговоров). Закрепленные в уголовно-процессуальном законе виды приговоров, выносимых мировым судьей, обладают свойствами, свидетельствующими об особенностях, в том числе, свойственных им при пересмотре в суде апелляционной инстанции. Уголовно-процессуальный кодекс РФ в ст. 368 отмечает, что суд апелляционной инстанции постановляет новый приговор в соответствии с требованиями главы 39 и ст. 367 УПК РФ. Это обстоятельство свидетельствует, что приговор, выносимый апелляционной инстанцией, выносится по

Д.В. Зеленский. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе. Автореф. дис. к. ю. н. Краснодар, 1995. С.,8. Анализ мнений о допустимости доказательств дал А.В. Победкин, В.А. Гавриков. О некоторых проблемах определения допустимости доказательств в уголовном процессе. // Государство и право, 1999. №7. С, 53-56.

127

правилам, регламентирующим постановление приговора судом первой инстанции.

Необходимо отметить, что отмена обвинительного приговора ми- рового судьи апелляционной инстанцией предусматривается ст. 369 УПК РФ, которая в том числе закрепляет виды оснований отмены такого приговора. Среди особенностей пересмотра обвинительного приговора, вынесенного мировым судьей, выделяется требование о возможности изменения обвинительного приговора в сторону ухудшения положения осужденного только по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей (ч. 2 ст. 369 УПК РФ). Гарантия недопустимости поворота к ухудшению положения осужденного в приговоре апелляционной инстанции является одной из важных особенностей рассматриваемых приговоров. Определяя указанные гарантии, за- конодатель вкладывает в норму следующий смысл. Во-первых, поворот к худшему возможен в случае обнаружения фактов, которые впервые были обнаружены в ходе апелляционного пересмотра. Во- вторых, если суд в ходе пересмотра приговора суда первой инстанции (мирового судьи) признал осужденного виновным в совершении более тяжкого преступления. В-третьих, приговор в апелляционной инстанции признан несправедливым в связи с мягкостью назначенного наказания.

Важной особенностью апелляционного пересмотра приговора ми- рового судьи является «правовой статус того или иного участника производства».1 Так, осужденный (оправданный) в апелляционной жалобе не связан позицией высказываемой им при рассмотрении дела в суде первой инстанции, до заседания суда апелляционной инстанции он вправе изменить или дополнить предмет своих требований к суду. Это положение в полной мере касается, в том числе, законных представителей и защитников осужденного (оправданного). Частный обвинитель по делам частного

1 А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Указ. соч. // Правоведение, 2001. №5. С.,156.

128

обвинения обладает при обжаловании приговора мирового судьи всеми правами, которыми обладает государственный обвинитель в судебном заседании. Отдельные авторы справедливо отмечали, что суд апелляционной инстанции не вправе отменить приговор (обвинительный или оправдательный), если в ходе его вынесения были выявлены формальные нарушения, которые никак не нарушали законных интересов жалующегося лица.1

Особенности пересмотра оправдательного приговора, вынесенного мировым судьей, закрепляются в ст. 370 УПК РФ. Указанная норма закона предусматривает, что оправдательный приговор может быть отменен судом апелляционной инстанции с вынесением обвинительного приговора не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей на необоснованность оправдания подсудимого. Оправдательный приговор может быть изменен в части мотивов оправдания по жалобе оправданного. Указанные положения являются гарантией защиты прав лиц, признанных мировым судьей невиновными в совершении вменяемого им преступления.2

Приговор об отмене обвинительного приговора мирового судьи и оправдании подсудимого выносятся судом апелляционной инстанции, если подсудимый признается невиновным. Суд апелляционной инстанции выносит оправдательный приговор, если установил в ходе нового судебного разбирательства:

1) отсутствие события преступления; 2) 3) отсутствие в деянии состава преступления; 4) 5) непричастность подсудимого к совершению преступления. 6) См.: Б.А. Филимонов. Об институтах апелляции и ревизии в уголовном процессе ФРГ. // Правоведе- ние, 1988. №4. С, 100-101.

2 Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Практическое руково- дство для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов. Под общ. ред. В. В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002. С, 543.

129

Важной особенностью пересмотра судебных актов апелляционной инстанцией является закрепленный в уголовно-процессуальном законе объем процессуальных оснований отмены или изменения приговора или постановления мирового судьи. Основания отмены или изменения приговора мирового судьи закреплены в ст. 369 УПК РФ. Такие же основания содержались в УПК РСФСР, 1960 г. (в ред. Федерального закона от 7.08.2000 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»1), но немного в иной редакции, не меняющей смысла указанных оснований.

А.С. Александров и Н.Н. Ковтун отмечали, что «основания к апелля- ционной отмене (изменению) приговора могут быть рассмотрены в разных аспектах, в том числе как:

  1. основания для процессуальных санкций за допущенные нарушения материального или процессуального закона и (или) упущения в обосновании приговора;
  2. правовые презумпции, т.е. предположение о том, что приговор не- правосуден (не истинен), если в ходе предыдущего производства по делу не сделано (или сделано) то-то и то-то;
  3. правовые предпосылки к пересмотру дела, к возможному удовле- творению апелляционного отзыва, т.е. это — юридические факты, которые порождают уголовно-процессуальную ответственность в частных или публичных интересах;
  4. своего рода формальные юридические критерии правосудности приговора, или, что одно и то же, критерии судебной истины;
  5. нарушения, допущенные по делу, на которые указал апеллятор, в силу которых решение суда первой инстанции является неправо- судным».2
  6. 1 Российская газета, 2000. 10 августа.

2 А.С. Александров, H.H. Ковтун. Указ. соч. // Государство и право. 2001. №10. С. 56.

130

Сравнивая ст. 379 и ст. 369 УПК РФ, можно сделать вывод о том, что основания отмены или изменения приговора суда первой инстанции судом апелляционной инстанции идентичны основаниям, предусмотренным при кассационном пересмотре указанных решений. Содержание оснований отмены или изменения приговора мирового судьи в апелляционной инстанции те же, что и в других инстанциях. Однако необходимо отметить отдельные особенности. К сожалению, современная судебная практика по пересмотру приговоров и постановлений мирового судьи по новому УПК РФ очень незначительна, вместе с тем, уместно проанализировать имеющуюся практику пересмотра решений мирового судьи судом апелляционной инстанции по УПК РСФСР, 1960 г. в редакции Федерального закона от 7.08.2000 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР».1 В Анапском городском суде, за период действия указанного закона, поступило четыре апелляционных жалобы и протеста на решения мировых судей. Так, мировой судья судебного участка №3 рассмотрел уголовное дело частного обвинения по жалобе Богомаз Е.А. о том, что в период 25- 27 декабря 2000 г. примерно в 9 часов утра по адресу: г. Анапа, ул. Ленинградская, д.39, на почве личных неприязненных отношений Богомаз А.Н., в процессе ссоры с потерпевшей нанесла последней удары рукой, выталкивая ее из комнаты. В результате чего потерпевшей были причинены легкие телесные повреждения в виде кровоподтеков на руках и левой ноге, а также сотрясение головного мозга, повлекшие за собой лечение менее 21 дня.

Подсудимая вину свою не признала и настаивала на разбирательстве уголовного дела, требуя своей полной реабилитации.

Доказательствами своей невиновности считает такие обстоятельства, как: потерпевшая меняла показания в части даты совершения преступле-

Российская газета, 2000. 10 августа. 2 В УПК РСФСР, 1960 г. используется термин протест, а не представление как в новом УПК РФ, 2001 г.

131

ния, поскольку она доказала, что 25.12.00 в 9 час. утра дома ее не было. Это обстоятельство подтверждено свидетельскими показаниями, а также письменными документами.

Исследовав, собранные сторонами доказательства, в судебном засе- дании, суд пришел к выводу, что, не смотря на непризнание своей вины подсудимой, ее вина нашла свое подтверждение в ходе судебного следствия.

Из показаний потерпевшей и подсудимой, а также допрошенных по их ходатайству свидетелей-родственников сторон видно, что между под- судимой и потерпевшей сложились стойкие неприязненные отношения, между ними происходили частые скандалы, ссоры с оскорблениями и драки.

Потерпевшая показала, что неоднократно ее невестка, подсудимая Богомаз А.И. била, постоянно оскорбляла, хотела поскорей избавиться от нее. Точную дату избиения в конце декабря 2000 г. в период судебного следствия указать не могла, но все же уверена в том, что это произошло в понедельник после выборов, т.е. 25 декабря. Когда она вошла в комнату к мужу, принесла ему куртку и сапоги невестка набросилась на нее, ударила рукой по голове и рукам, стала выталкивать из комнаты, отчего она упала на диван, затем с криками «караул» выскочила на улицу и побежала к соседке. 29.12.2000 г. она обратилась к эксперту за освидетельствованием, он порекомендовал обратиться к врачу- невропатологу. Ее положили в больницу и она лечилось по поводу сотрясения головного мозга, случившегося после ее избиения подсудимой.

Суд посчитал, что указанные выше свидетели по просьбе подсудимой подтверждают ее алиби с целью уйти от ответственности за содеянное.

Исходя из этого, мировой судья признал Богомаз А.Н. виновной в со- вершении преступления, предусмотренного 115 УК РФ и в соответствии с

132

п. 5 Постановления Государственной Думы РФ от ЗОЛ 1.2001 г. «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» от уголовной ответственности освободил1.

Указанный приговор был обжалован осужденной в апелляционную инстанцию - Анапский городской суд. Суд, исследовав уголовное дело, вынес, в соответствии с п. 2 ст. 494 УПК РСФСР, постановление о прекращении уголовного дела по следующим основаниям. Заслушав осужденную, проверив материалы дела, суд находит, что приговор суда подлежит отмене в виду существенных нарушений уголовно- процессуального закона при рассмотрении дела. Как видно из материалов дела судебное заседание открыто 12 апреля 2002 г., затем объявлен перерыв и приговор поставлен 15апреля 2002 года. В соответствии со ст. 473 УПК РСФСР — рассмотрение дела частного обвинения в судебном заседании производится в соответствии с общими нормами судебного разбирательства, однако эти нормы грубо нарушены. Из протокола судебного заседания следует, что в нарушение статьи 271 УПК РСФСР личность подсудимой не установлена, в соответствии со ст. 272 УПК РСФСР права подсудимой разъяснены не были, нарушена ст. 274 УПК РСФСР так как потерпевшей также не были разъяснены ее права, более того подсудимая не была допрошена, потерпевшая допрошена с нарушением ст. 287 УПК РСФСР.

В основу приговора, в нарушение требований ст. 301 УПК РСФСР, были положены доказательства, которые не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в приговоре на показания подсудимой, потерпевшей, свидетелей, данные ими в ином судебном заседании, допустимы только при оглашении этих показаний в судебном заседании, этого сделано не было, однако показания отражены в приговоре.

Анапский городской суд Уголовное дело №1-4/2002.

133

Указанные нарушения норм УПК РСФСР, в соответствии с требова- ниями ст. 345 УПК РСФСР являются безусловным основаниям к отмене приговора. В судебное заседание частный обвинитель не явилась, со слов родственников у нее поднялось давление, что препятствует явке в судебное заседание. В соответствии со ст. 491 УПК РСФСР неявка лиц, не подавших жалоб на приговор суда, не препятствует рассмотрению дела в апелляционной инстанции, в связи с чем суд счел возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствии Богомаз Е.А.

Из заявления частного обвинителя и протокола судебного заседания от 12 апреля 2002 г. следует, что она была избита невесткой утром 25 декабря 2000 г. Подсудимая категорически отрицает наличие указанного факта, утверждая, что вечером 24 декабря 2000 г. она выехала на х. Разно-кол. 25 декабря 2000 г. она вместе со своей матерью была на приеме участкового врача, что подтверждает в судебном заседании врач участковой больницы Денисенко В.А., показания которого оглашены в судебном заседании, это видно и из амбулаторной карты, оснований подвергать их сомнению у суда не имеется.

Отсутствовала подсудимая дома и 26 декабря 2000 г. Как следует из справки скорой помощи по месту работы подсудимой, она находилась на дежурстве на Первомайской подстанции с 8 часов 26 декабря 2000 г. до 8 часов 27 декабря 2000 г. Из оглашенных показаний свидетелей со стороны частного обвинителя: Зайцевой В.Г. Серокуровой Р.А. Шостакова В. В, Мезенцева Ю.И., Треба А.И. следует, что они не были свидетелями причинения Богомаз телесных повреждений, и о случившимся знают со слов потерпевшей, показания их носят предположительный характер. Из объяснений эксперта Кооп В.Э. следует, что по окраске синяков точная дата их образования 25 декабря, период с 26 по 28 декабря исключается.1

Анапский городской суд Уголовное дело №1-4/2002.

134

Приведенный пример свидетельствует о том, что в ходе рассмотрения указанного дела суд апелляционной инстанции отменил приговор ми- рового судьи по двум основаниям. Во-первых, в результате существенного нарушения уголовно-процессуального закона РСФСР, 1960 г. (ст. 499), и, во-вторых, в результате несоответствия выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела (ст. 497 УПК РСФСР).

Другим постановлением, вынесенным в соответствии с п. 1 ст. 494 УПК РСФСР, приговор от 26.03.2002 г. по обвинению Шмакова Ю.А. оставлен без изменения, а апелляционная жалоба без удовлетворения. Суд апелляционной инстанции в этой связи указал, что, проверив материалы уголовного дела, доводы апелляционной жалобы, заслушав Шмакова Ю.А. и других участников процесса, исследовав материалы дела суд пришел к выводу, что приговор является законным и обоснованным по следующим основаниям. Судом полно и правильно установлены фактические обстоятельства дела. Вывод суда о невиновности Шмакова Ю.А. основан на проверенных в судебном заседании допустимых доказательствах.1 Основываясь на ч. 1 ст. 495 УПК РСФСР, суд апелляционной ин- станции вынес постановление о признании приговора мирового судьи правильным, а доводов жалобы или протеста необоснованными.

В судебной практике Анапского городского суда имеются иные ре- шения вынесенные по апелляционной жалобе или протесту (по УПК РСФСР, 1960 г.), хотя их число в настоящее время незначительно. Вместе с тем уместно отметить, что выносимые апелляционной инстанцией решения преимущественно носят характер постановления, принимаемого в порядке п. 1 или 2 ст. 494 УПК РСФСР. Как видно из нормы ч. 3 п. 1 ст. 367 УПК РФ, 2001 г. постановление может быть вынесено в единственном случае, если приговор мирового судьи остается без изменения, а жа-

1 Анапский городской суд. Уголовное дело № 1 -9/2002.

135

лоба или представление без удовлетворения. Практика апелляционных инстанций по УПК РСФСР, 1960 г. свидетельствует о преимущественном вынесении именно постановлений, не беря на себя бремя рассмотрения дела с вынесением приговора.

В современной уголовно-процессуальной науке справедливо отмеча- лось, что «не вполне ясно, почему лица, осужденные мировым судьей, например, за хулиганство без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 213 УК РФ), имеют право на два пересмотра до вступления приговора в законную силу (кассационный и апелляционный), а те, кто осужден федеральным судьей, например, за коммерческий подкуп без квалифицирующих признаков (ч. 1 ст. 204 УК РФ), - лишь на обжалование приговора в кассационном порядке».1 Приведенное положение справедливо, так как в результате закрепления в уголовно- процессуальном законе указанных положений нарушается конституционный принцип равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ).

Правом обжалования судебного решения мирового судьи в соответ- ствии со ст. 354 ч. 4 УПК РФ обладают: 1) осужденный; 2) оправданный; 3) защитник осужденного или оправданного; 4) законный представитель осужденного или оправданного; 5) государственный обвинитель; 6) потерпевший; 7) представитель потерпевшего. Однако гражданский истец и гражданский ответчик или их представители вправе обжаловать судебное решение в части, касающейся гражданского иска (ч. 5 ст. 354 УПК РФ). Указанные лица обладают и правом кассационного обжалования приговора суда первой инстанции. Вместе с тем правом обжалования приговора суда в порядке судебного надзора обладает достаточно узкий круг лиц: 1) осужденный; 2) оправданный; 3) защитник осужденного или оправданного; 4) законный представитель осужденного или оправданного; 5) потер-

1 А.В. Победкин. Указ. соч. // Государство и право, 2001. №3. С.,48.

136

певший; 6) представитель потерпевшего; 7) прокурор (ч. 1 ст. 402 УПК РФ).

Таким образом, во-первых, право обжалования приговора мирового судьи в апелляционную инстанцию противоречит ст. 19 Конституции РФ, которая предусматривает равенство всех перед законом и судом. Лицо, чье дело рассмотрено мировым судьей имеет преимущество перед лицом, уголовное дело которого рассмотрено в районном (городском) суде по первой инстанции, так как оно не обладает правом апелляционного обжалования; во-вторых, правом обжалования в апелляционном и кассационном порядке обладают одни и те же субъекты, перечень которых отличается от субъектов обжалования в порядке судебного надзора, что также противоречит смыслу ст. 19 Конституции РФ.1

3.2. Отмена и изменение приговоров суда первой и апелляционной инстанции в порядке кассации

Особенности кассационного пересмотра решений судов первой и апелляционной инстанций в суде кассационной инстанции сводятся к следующим факторам:

  1. Сущности российской кассации;
  2. Объемом полномочий кассационной инстанции в ходе пересмотра решений судов первой и апелляционной инстанций;
  3. Видом пересматриваемых судебных решений.
  4. Вопрос о сущности кассации в уголовно-процессуальной науке об- суждался весьма активно. В дореволюционный период кассация воспринималась как «пересмотр уголовного приговора, ограничивающийся юридической стороной его не касаясь фактической, т.е. доказательной или

См.: А.Ю. Корчагин. Организация судебного разбирательства уголовных дел. - Краснодар. 2002. - С. 132.

137

существа дела» . В советский период кассация существенно отличалась от дореволюционного определения её сущности. Так, М.С. Строгович отмечал, что «кассационное рассмотрение уголовных дел есть форма, способ осуществления вышестоящим судом надзора за судебной деятельностью нижестоящих судов, действующих в качестве судов первой инстанции»2. И.Д. Перлов, характеризуя сущность советской кассации, отмечал, что она есть «средство осуществления надзора вышестоящих судов за деятельностью нижестоящих судов, средство быстрого исправления допу-щенных ошибок, повышения качества судебной работы». А.В. Победкин отмечал, что в советский период «в нашем государстве был создан особый тип кассации, которая соединяет в себе черты классической кассации и апелляционного порядка пересмотра»4. Подобный подход сохранился вплоть до принятия нового УПК РФ. Так, В.П. Божьев отмечал, что рас- смотрение дела в кассационной инстанции является важной формой надзора за судебной деятельностью со стороны вышестоящих судов и эффективным способом быстрого исправления допущенных ошибок».5 П.А. Лупинская отмечает, что «кассационный суд рассматривает дело не по существу решения (т.е. не с точки зрения доказанности или недоказанности фактических обстоятельств дела), а с точки зрения соблюдения процедуры форм судопроизводства и правильного - применения к установленным судом фактам закона»1.

Часть 2 ст. 360 УПК РФ предусматривает, что объем полномочий су- дов апелляционной и кассационной инстанции сводится к проверке за- конности, обоснованности и справедливости судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, ко-

1 И.Я. Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Пг., 1915. // Хрестоматия по уголовному процессу России, автор-составитель, Э.Ф. Куцова. М., 1999. С, 242.

2 М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. С, 362.

3 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 8.

4 А.В. Победкин. Указ. соч. // Государство и право, 2001. №3. С.,47.

5 Советский уголовный процесс. Учебник. Под ред. В.П. Божьева. С, 327.

138

торых касаются жалоба или представление. В этой связи имеет место противоречие: приговор мирового судьи может быть проверен дважды в одном и том же объеме, приговор федерального суда (судьи) один раз и только в порядке кассационного пересмотра. Л.В. Головко отмечает, что «в России складывается, на наш взгляд, парадоксальная ситуация, когда, чем менее тяжким и опасным является преступление и легким наказание, тем большее число инстанций проходит дело». Указанный подход законодателя, по нашему мнению, не может быть признан обоснованным. Нам представляется, что правом апелляционного пересмотра не вступивших в законную силу судебных решений должны обладать лица, участвующие в процессе рассмотрения дела мировым судьей или федеральным судом, что соответствует требованиям ст. 19 Конституции РФ.

Ст. 385 УПК РФ закрепляет, что оправдательный приговор может быть отменен судом кассационной инстанции не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя, а также по жалобе оправданного, не согласного с основаниями оправдания. Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Кроме этого ч. 2 ст. 386 УПК РФ предусматривает, что при отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы: 1) о доказанности или недоказанности обвинения; 2) о достоверности или недостоверности того

1 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник. Под ред. П.А. Лупинской. С.,446.

2 Л.В. Головко. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно- процессуального права. // Государство и право, 2002. №5. С, 60.

139

или иного доказательства; 3) о преимуществах одних доказательств перед другими; 4) о мере наказания. УПК РСФСР, 1960 г. в ч. 2 ст. 352 предусматривал те же вопросы, предрешать которые кассационная инстанция не вправе, но кроме этого она в соответствии с указанной статьей не вправе была устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им и о применении судом первой инстанции того или иного уголовного закона.

Оценивая доказательства, имеющиеся в уголовном деле, кассационная инстанция не вправе предрешать вопрос о доказанности или недока- занности обвинения. Вместе с тем кассационная инстанция может обратиться к версии, лежащей в основе обвинительного заключения, если она была отвергнута судом первой инстанции, либо к версии, отвергнутой следователем в ходе предварительного расследования. Разумеется, в этих случаях, кассационная инстанция не вправе принять окончательное решение на основе версии, отвергнутой или не исследованной судом первой инстанции. Она может лишь отменить приговор и возвратить дело для нового судебного разбирательства, предложив суду первой инстанции исследовать определенные версии.1 Оценивая собранные по делу доказательства, суд кассационной инстанции не вправе вторгаться в сферу достоверности или недостоверности собранных по делу доказательств. Установление достоверности или недостоверности доказательств лежит в плоскости оценки доказательств, которые лежат в сфере полномочий суда первой или апелляционной инстанции. Суд же кассационной инстанции, установив неправильность оценки доказательств произведенных судами нижестоящих инстанций, либо предлагает суду первой или апелляционной инстанции вновь исследовать доказательства и дать им иную оценку, либо, изменяя приговор суда в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 378 УПК РФ,

1 И.Д. Перлов. Указ. соч. С.,8.

140

сам дает иную оценку. Эти положения касаются и вопроса о преимуществах одних доказательств перед другими.

Важной особенностью и новшеством рассмотрения приговоров суда первой или апелляционной инстанция является, предусмотренное в ч. 4 ст. 377 УПК РФ, право суда кассационной инстанции по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требованиями главы 37 УПК РФ. Это означает, что суд кассационной инстанции может допросить нового свидетеля, назначить новую экспертизу и т.д.1 Налицо ситуация, когда элементы апелляции перекочевали в кассационное производство. Приведенная норма оставляет открытым вопрос о том, каков объем непосредственного исследования кассационной инстанцией доказательств в ходе пересмотра приговора суда? Изучение судебной практики Краснодарского краевого суда свидетельствует, что указанная норма в ходе кассационного пересмотра до настоящего времени не применялась. Представляется, что объем исследования доказательств в суде кассационной инстанции может быть судебной практикой истолкован широко и узко. Широкое толкование нормы ч. 4 ст. 377 УПК РФ означает, что суд кассационной инстанции может провести судебное следствие в полном объеме. Узкое толкование рассматриваемой нормы означает исследование судом кассационной инстанции лишь представленных в кассационную инстанцию доказательств. Нам представляется, что именно узкое толкование нормы ч. 4 ст. 377 УПК РФ реально отражает содержание рассматриваемой нормы.

Проблема прав кассационной инстанции в вопросе меры наказания лежит в плоскости недопустимости поворота к ухудшению положения осужденного, предусмотренного ч. 2 ст. 383 и ч. 1 ст. 387 УПК РФ. Обвинительный приговор за мягкостью назначенного наказания может быть

Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатей- ный). - М.: Кнорус. 2002. - С. 423.

141

отменен в кассационном порядке только по представлению прокурора, заявлению частного обвинителя, потерпевшего или его представителя. Причем, по смыслу закона, суд вышестоящей инстанции в таких случаях вправе отменить приговор лишь в части обжалованных решений суда первой или апелляционной инстанции, то есть когда именно по этим основаниям принесено представление (заявление), а не полностью. Приведенные положения не затрагивают положений ч. 3 ст. 387 УПК РФ, где предусматривается, что суд кассационной инстанции вправе отменить назначенное осужденному более мягкий вид исправительного учреждения, чем предусмотрено уголовным законом, и назначить ему вид исправительного учреждения в соответствии с требованиями уголовного закона.

Суд кассационной инстанции на основании ст. 387 УПК РФ вправе изменить приговор суда первой и апелляционной инстанций в части применения к осужденному уголовного закона о менее тяжком преступлении и снизить наказание в соответствии с измененной квалификацией содеянного. Кроме этого суд кассационной инстанции вправе снизить наказание без изменения квалификации содеянного.

Следующей особенностью кассационного пересмотра решений судов первой и апелляционной инстанции является вид пересматриваемых судебных решений. В кассационном порядке пересматриваются приговоры федерального суда и приговоры суда апелляционной инстанции (обвинительные и оправдательные), постановления суда апелляционной инстанции и постановления (определения) федерального суда, рассматривающего дела по первой инстанции. К такого рода определениям необходимо отнести: 1) постановления, препятствующие дальнейшему рассмотрению дела (например, они предусмотрены ст. 236, 238, 239 УПК РФ и др.); 2) постановления, обжалование которых предусмотрено уголовно-процессуальным законом (к примеру, к ним относятся определения предусмотренные ч. 2 ст. 323 УПК РФ). Таким образом, число актов судеб-

142

ных органов, пересматриваемых в суде кассационной инстанции значительно шире, чем в суде апелляционной инстанции.

3.3. Пересмотр приговора в порядке судебного надзора.

Среди особенностей пересмотра акта судов первой, апелляционной и кассационной инстанции можно выделить:

  1. Право обжалования вступившего в законную силу приговора, оп- ределения, постановления суда;
  2. Вид судебных органов, рассматривающих надзорные жалобы или представления;
  3. Пределы полномочий надзорной инстанции при пересмотре всту- пившего в законную силу приговора, определения или постановления суда;
  4. Вид принимаемых судом надзорной инстанции решений;
  5. Объемом оснований отмены или изменения судебного решения, вступившего в законную силу.
  6. Особенностью права обжалования вступившего в законную силу приговора, определения или постановления судов первой, апелляционной или кассационной инстанций является закрепленный в гл. 48 УПК РФ особый порядок обращения с ходатайством о пересмотре приговора в порядке надзора. УПК РФ, 2001 г. упростил процедуру обжалования приговора в порядке надзора. По смыслу ст. 402 УПК РФ осужденный, оправданный, их защитник или законные представители, потерпевший, его представитель, а также прокурор вправе ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора суда в порядке надзора. Никакого принесения протеста уполномоченными субъектами, как это было предусмотрено в ст. 371 УПК РСФСР, 1960 г., новым уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Данная особенность характеризуется тем, что значительно упрощается механизм обжалования всту-

143

пивших в законную силу судебных актов. Ст. 403 УПК РФ регламентирует виды судов, рассматривающих надзорные жалобы или представления на вступившие в законную силу судебные акты. Указанная норма имеет особенности, отличающие ее от аналогичной нормы ст. 374 УПК РСФСР, 1960 г.:

  1. Вводится возможность обжаловать акты судов апелляционной ин- станции;
  2. Значительно расширены возможности сторон по обращению в надзорную инстанцию;
  3. Отсутствием ограничений по сроку на обжалование вступившего в законную силу акта в порядке надзора.1
  4. Ст. 403 УПК РФ определяет перечень судов, обладающих правом пе- ресмотра судебных актов, вступивших в законную силу. Так, подобным правом обладают: а) президиум суда субъекта РФ; б) Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ; в) президиум окружного (флотского) суда; г) Военная коллегия Верховного Суда РФ; г) Президиум Верховного Суда РФ.

Характеризуя сущность надзорного пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, Л.В. Головко отмечал, что «здесь действительно произошла любопытнейшая метаморфоза. Появление элементов свободы обжалования в виде «надзорной жалобы», равенство прав сторон при инициировании надзорного производства (жалоба и представление), обязательность предварительного рассмотрения надзорных жалоб и представлений судьей, допустимость надзорного пересмотра только в сторону улучшения положения осужденного (ст. 405 УПК РФ), запрет повторного обращения в надзорную инстанцию, оставившую жалобу или представле-

1 Ст. 373 УПК РСФСР предусматривала ограничение на обжалование в порядке надзора судебных актов в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении, за мягкостью наказания или по иным основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, а также оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении дела сроком в один года по вступлению их в законную силу. Подобного ограничения нет в новом УПК РФ.

144

ние без удовлетворения…» Далее автор отмечает, что современный пересмотр вступивших в законную силу судебных актов по российскому уголовно-процессуальному законодательству является аналогом традицион-ной английской апелляции. Данное обстоятельство свидетельствует об определенных особенностях формирующегося подхода в правовом закреплении производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов.

Пределы полномочий надзорной инстанции при пересмотре всту- пившего в законную силу приговоров суда определяются в ст. 410 УПК РФ. Норма о пределах прав надзорной инстанции также имелась в ст. 380 УПК РСФСР, 1960 г. Центральным положением ст. 410 УПК РФ является норма ч. 1 указанной статьи, которая предусмотрела, что при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд не связан доводами надзорных жалобы или представления и вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме. Часть 2 ст. 410 УПК РФ дополняет, что если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а надзорные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них, то суд надзорной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных. Подобные положения о пределах прав суда надзорной инстанции содержались в ч. 1 ст. 380 УПК РСФСР, 1960 г. Вместе с тем новый уголовно-процессуальный закон Российской Федерации имеет некоторые отличительные особенности в части закрепления пределов прав суда надзорной инстанции. Таковыми являются: 1. В ч. 4 ст. 410 УПК РФ отмечается, что, возвращая уголовное дело на новое рассмотрение, суд надзорной инстанции должен указать, в суд какой инстанции возвращается данное уголовное дело;

1 Л.В. Головко. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно- процессуального права. //Государство и право, 2002. №5. С, 59.

2 Л.В. Головко. Указ. соч. //Государство и право, 2002. №5. С, 59.

145

  1. В ст. 405 УПК РФ предусматривается недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора, что не предполагалось в ранее действовавшей ч. 3 ст. 380 УПК РСФСР. Указанная норма допускала возможность отмены оправдательного приговора, постановления о прекращении уголовного дела или пере- смотра приговора в связи с назначением наказания, по своей мягкости не соответствующего содеянного, только в течение одного года после вступления в силу приговора, определения или постановления суда первой или кассационной инстанции;
  2. В новом УПК РФ не содержится нормы, имевшейся в ч. 4 ст. 380 УПК РСФСР, которая предусматривала, что если неосновательное прекращение дела или незаконное смягчение наказания осужденному было допущено при рассмотрении дела в порядке надзора, вышестоящая надзорная инстанция вправе отменить определение или постановление нижестоящей надзорной инстанции и оставить в силе, с изменением или без изменения, приговор суда первой инстанции или кассационное определение.
  3. Остановимся на рассмотрении отмеченных особенностей. Указание суда надзорной инстанции на суд, в который направляется дело на новое рассмотрение приобретает актуальность в связи с появлением новой апелляционной инстанции. Суд надзорной инстанции вправе пересмотреть акты судов первой, апелляционной, кассационной и нижестоящей надзорной инстанций. Это обстоятельство позволяет конкретизировать вид судебной инстанции, которая должна будет пересмотреть дело и выполнить указания суда надзорной инстанции (ч. 6 ст. 410 УПК РФ). Отмена в порядке надзора приговора суда первой инстанции не препятствует, по нашему мнению, направлению уголовного дела непосредственно в суд апелляционной инстанции, для его пересмотра, минуя суд первой инстанции.

146

Другой, не менее важной, особенностью надзорного пересмотра вступивших в законную силу судебных актов является, предусмотренная ст. 405 УПК РФ, недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора. Указанная норма предусматривает абсолютную недопустимость поворота к ухудшению положения осужденного или оправданного. Ранее норма ч. 3 ст. 380 УПК РСФСР, 1960 г. предусматривала возможность отмены приговора суда (или иного судебного акта) в случае признания неправильным оправдание подсудимого, назначение осужденному наказания, по своей мягкости не соответствующего содеянному. Такая возможность, в соответствии со ст. 373 УПК РСФСР, предоставлялась только в течение одного года после вступления судебного акта в законную силу. Р.Д. Рахунов, предвещая положения нормы ст. 405 УПК РФ, отмечал, что «вышестоящий суд не вправе признать оправдание подсудимого неправильным либо считать, что квалификация преступления или меры наказания неправильна».1 По мнению М.С. Строговича и Я.О. Мотовиловкера, запрет поворота к худшему действует в кассационном производстве постольку, поскольку там действует свобода кассационного обжалования приговора, и выступает лишь как гарантия последнего. Этот запрет не действует в стадии надзорного производства, поскольку там нет свободы обжалования приговоров и нет нужды в такой гарантии. Статья 405 нового УПК РФ исключает возможность поворота к худшему, так как в ст. 402 УПК РФ закрепляется свобода надзорного обжалования судебных актов, вынесенных судами нижестоящих инстанций. По мнению И.Д. Перлова, принцип недопустимости поворота к ухудшению положения осужденного действовал и в стадии надзорного производ-

Р.Д. Рахунов. Надзорное производство в советском уголовном процессе. // Советское государство и право, 1969. №8. С, 134.

2 М.С. Строгович. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М., 1956. С, 296; Я.О. Мотовиловкер. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно- процессуального законодательства. Кемерово, 1962. С, 248.

147

ства по УПК РСФСР, 1960 г. Новый УПК РФ сделал норму о недопустимости поворота к ухудшению положения осужденного абсолютной, что представляется важной гарантией прав осужденного на стадиях рассмотрения уголовного дела по существу, в апелляционном или кассационном порядке.

Часть 4 ст. 380 УПК РСФСР, предусматривала, что если неоснова- тельное прекращение дела или незаконное смягчение наказания осужденному было допущено при рассмотрении дела в порядке надзора, вышестоящая надзорная инстанция вправе была отменить определение или постановление нижестоящей надзорной инстанции и оставить в силе, с изменением или без изменения, приговор суда первой инстанции или кассационное определение. Приведенные положения сохранили свое значение и в новом УПК. В соответствии с ч. 2 ст. 412 УПК РФ, повторное внесение надзорной жалобы или представления, если судебный акт ранее отменялся в кассационном или надзорном порядке не исключает возможности судом надзорной инстанции отменить определение или постановление суда нижестоящей надзорной инстанции и оставить в силе приговор суда первой, апелляционной и кассационной инстанции, предусматривающее более тяжкое наказание.

Следующей особенностью пересмотра судебных актов в порядке су- дебного надзора является вид принимаемых судом надзорной инстанции решений. В соответствии с ч. 1 ст. 408 УПК РФ суд надзорной инстанции вправе:

  1. оставить надзорную жалобу или представление без удовлетворения, а обжалуемые судебные решения без изменения;
  2. отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному уголовному делу;
  3. 1 И.Д. Перлов. Указ. соч. С, 112.

148

  1. отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение;
  2. отменить приговор суда апелляционной инстанции и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение;
  3. отменить определение суда кассационной инстанции и все последующие судебные решения и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение;
  4. внести изменения в приговор, определение или постановление суда.
  5. Сравнивая положения ч. 1 ст. 408 УПК РФ и ст. 378 УПК РСФСР, 1960 г. видно, что виды принимаемых решений судом надзорной инстанции по новому УПК РФ отличаются от редакции прежнего уголовно-процессуального закона. Так, в ч. 1 п. 4 ст. 408 УПК РФ предусмотрена возможность отмены приговора суда апелляционной инстанции и направление уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

Предусмотренные ч. 2 ст. 408 УПК РФ положения о необходимости указания конкретного основания отмены или изменения судебного решения надзорной инстанцией, по нашему мнению, представляет излишней, так как в соответствии со ст. 388 УПК РФ и ч. 3 ст. 408 УПК РФ в определении суда надзорной инстанции при отмене или изменении судебного акта в порядке надзора в обязательном порядке указываются основания такой отмены или изменения.

Уголовно-процессуальный закон оставляет открытым вопрос о по- следствиях решения судьи надзорной инстанции, вынесенных в порядке ч. 3 ст. 406 УПК РФ. Данная норма закрепляет право судьи надзорной инстанции после изучения надзорной жалобы или представления прокурора вынести одно из следующих решений: «1) об отказе в удовлетворении надзорных жалоб или представления; 2) о возбуждении надзорного производства и передаче надзорных жалоб или представления на рассмотре-

149

ние суда надзорной инстанции вместе с уголовным делом, если оно было истребовано». В случае, если судья надзорной инстанции выносит постановление об отказе в удовлетворении надзорных жалоб или представления, встает вопрос, возможно ли повторное обращение в тот же суд, в какие сроки и в каком порядке? Может ли лицо обжаловать непосредственно председателю верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, председателю Верховного Суда Российской Федерации либо его заместителю постановление судьи, вынесенное в порядке ч. 3 ст. 406 УПК РФ? Нам представляется, что обращение в тот же суд надзорной инстанции с жалобой или представлением не соответствует требо- ваниям ч. 1 ст. 412 УПК РФ, да и теряет смысл. Вместе с тем лицо, по- давшее жалобу, или прокурор, внесший представление, по которым было вынесено постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы или представления вправе обратиться непосредственно к председателю Верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, председателю Верховного Суда РФ или его заместителю с просьбой пересмотреть указанное постановление судьи. В случае удовлетворения указанной просьбы следует применить ч. 4 ст. 406 УПК РФ. Приведенная ситуация требует от законодателя более четкой формулировки ст. 412 УПК РФ. Нам представляется, что ч. 1 ст. 412 УПК РФ следует изложить в следующей редакции: «Внесение повторных надзорных жалоб или представлений в суд надзорной инстанции, ранее оставивших их без удовлетворения или отказавший в удовлетворении надзорной жалобы или представления в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 3 ст. 406 настоящего Кодекса, не допускается».

150

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование проблемы порядка и оснований отмены и изменения приговоров судов первой и апелляционной инстанций в Российской Федерации позволяет сделать следующие основные выводы:

  1. Пересмотр судебных актов судами вышестоящих инстанций имеет целью достижение назначения Российского уголовного процесса, закрепленного в ст. 6 УПК РФ: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.
  2. Анализ двух основных функций Российского права — регулятивной и охранительной, позволяет отметить, что деятельность судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций направлена на реализацию охранительной функции Российского уголовного процесса. Претворение в жизнь этой функции невозможно без применения юридической ответственности за нарушение предписаний правовой нормы. Данное обстоятельство свидетельствует о существовании уголовно-процессуальной ответственности, как разновидности юридической ответственности, предусмотренной нормами уголовно-процессуального права за противоправное поведение и, в частности, за невыполнение обязанностей в сфере уголовного судопроизводства.
  3. В теории общепризнанным считается положение о том, что юриди- ческая ответственность делится на карательную и правовосстановитель-ную. По своей природе уголовно- процессуальная ответственность, возникающая в связи с вынесением незаконного, необоснованного и несправедливого судебного акта, является правовосстановительной ответственностью, которая характеризуется следующими специфическими признаками: а) закрепляется в нормах уголовно-процессуального права; б) возникает в результате несения позитивной обязанности, предусмотренной нормой уголовно-процессуального права (проспективная
    ответствен-

151

ность) и в случае нарушения обязанности, предусмотренной уголовно-процессуальной нормой, т.е. в результате процессуального правонарушения (ретроспективная ответственность); в) уголовно- процессуальная ответственность является средством обеспечения уголовно-процессуальных отношений, гарантией выполнения уголовно-процессуальных обязанностей; г) является одной из форм государственного принуждения; д) уголовно-процессуальная ответственность по своей сущности является пра-вовосстановительной; е) применяется уполномоченными на то органами государства - судами; ж) в результате применения процессуальной ответственности реализуется уголовно-процессуальная правовосстановитель-ная санкция, влекущая неблагоприятные последствия. 3. Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет выделить две группы оснований возникновения уголовно-процессуальной ответственности: юридические и фактические. Юридические основания возникновения негативной процессуальной ответственности в виде отмены или изменения приговора исчерпывающе изложены в ст. 379 УПК РФ: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции; 2) нарушение уголовно- процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора. Такие же основания имеют место при осуществлении пересмотра уголовного дела в порядке судебного надзора (ч. 1 ст. 409 УПК РФ)

Фактическое основание указанной выше уголовно-процессуальной ответственности выражается в факте нарушения судом первой (мировым судьей) и апелляционной инстанций уголовно- процессуальной обязанности, закрепленной в норме уголовно- процессуального закона, повлекшие вынесение незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

152

  1. Основания отмены и изменения приговора можно разделить на две группы: материальные и процессуальные. Существование уголовно- процессуальной ответственности, уголовно-процессуального правонару шения позволяет говорить о необходимости уголовно-процессуальной квалификации правонарушений, влекущих отмену или изменение приго вора суда, являющегося незаконным, необоснованным и несправедливым. В центре внимания уголовно-процессуальной квалификации оснований отмены или изменения решений суда лежит соотношение фактического действия (действий) суда и уголовно-процессуальной нормой, закреп ляющей основания отмены или изменения приговора (ст. 379 — 383 УПК РФ).

К числу материальных оснований отмены или изменения приговора суда первой или апелляционной инстанций необходимо отнести: неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора. Процессуальным основанием отмены или изменения приговора суда первой или апелляционной инстанций является нарушение уголовно-процессуального закона; несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

  1. Анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет вы делить особенности пересмотра приговора суда первой инстанции судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Одной из таких особенностей является исключение из перечня оснований отмены или из менения судебного акта, такого основания как «односторонность или не полнота дознания, предварительного или судебного следствия». Это объ ясняется изменением сущности Российского уголовно- процессуального законодательства, исключающего обвинительный уклон в деятельности судов Российской Федерации. Важной особенность закрепленных основа ний отмены или изменения судебного акта, является значительно расши ренная формулировка такого основания, как несправедливость приговора,

153

предусмотренного ст. 383 УПК РФ. Изменение сущности Российского уголовного процесса требует существенного пересмотра содержания оснований отмены или изменения судебных актов в судах апелляционной, кассационной или надзорной инстанциях.

Указанные особенности позволяют решить две практические задачи: во-первых, выделить особенности пересмотра приговоров в вышестоящих инстанциях, что позволяет не допустить ошибок при пересмотре судебного акта, во-вторых, позволяет повысить качество судебного пересмотра актов судов нижестоящих инстанций.

  1. Анализ оснований отмены (изменения) приговора суда позволяет предложить иные подходы в закреплении отдельных оснований отмены или изменения приговора суда. Так, п. 4 ст. 380 УПК РФ может быть изложен в следующей редакции - «4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона, определения меры наказания, назначения вида исправительного учреждения и режима отбывания наказания».

  2. Изучение материальных оснований отмены или изменения приговора суда позволяет предложить следующую редакцию п. 2 ст. 382 УПК РФ — «2) применение диспозиции не той статьи или тех пунктов и (или) частей диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Фе дерации, которые подлежали применению;».

  3. Изучение процессуальных оснований отмены (изменения) приговоров суда позволяет значительно расширить содержание ч. 2 ст. 381 УПК РФ. Нами предлагается следующая формулировка указанной нормы: «2. Ос нованиями отмены или изменения судебного решения в любом случае яв ляются:

1) Нарушение закрепленных в Конституции РФ и настоящем Кодексе принципов судопроизводства;

154

2) Нарушение норм, закрепляющих гарантии прав подсудимого, по- терпевшего, гражданского истца и ответчика, их представителей; 3) 4) Нарушение норм, регламентирующих процесс доказывания, исследования и оценку доказательств по уголовному делу; 5) 6) Нарушение норм, регламентирующих организацию осуществления производства по уголовному делу судом, органом предварительного расследования (дознания), прокурором; 7) 8) Нарушение норм, регламентирующих форму и содержание уголов- но-процессуальных актов; 9) 10) Незаконное ограничение полномочий участников уголовного судо- производства, предусмотренных настоящим Кодексом». 11) 9.Рассматривая сущность апелляционного производства в российском уголовном процессе, нами отмечено нарушение ст. 19 Конституции РФ, провозглашающей равенство всех граждан перед законом и судом. Однако УПК РФ предусматривает трехкратное право обжалования приговора мирового судьи и всего лишь двукратное приговора районного (городского) суда. Уместно распространить право апелляционного обжалования на приговоры любого суда, рассматривающего дело по первой инстанции. 10. Важной особенностью и новшеством пересмотра приговора суда первой или апелляционной инстанция является, предусмотренное в ч. 4 ст. 377 УПК РФ, право суда кассационной инстанции по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с требо- ваниями главы 37 УПК РФ. Это означает, что суд кассационной инстанции может допросить нового свидетеля, назначить новую экспертизу и т.д.1 Налицо ситуация, когда элементы апелляции перекочевали в кассационное производство. Приведенная норма оставляет открытым вопрос, каков объем непосредственного исследования кассационной инстанцией доказательств в ходе пересмотра приговора суда? Изучение судебной

1 Безлепкин Б.Т. Указ. соч. С, 423.

155

практики Краснодарского краевого суда свидетельствует, что указанная норма в ходе кассационного пересмотра до настоящего времени не применялась. Представляется, что объем исследования доказательств в суде кассационной инстанции может быть судебной практикой истолкован широко и узко. Широкое толкование нормы ч. 4 ст. 377 УПК РФ означает, что суд кассационной инстанции может провести судебное следствие в полном объеме. Узкое толкование рассматриваемой нормы означает исследование судом кассационной инстанции лишь представленных в кассационную инстанцию доказательств. Нам представляется, что именно узкое толкование нормы ч. 4 ст. 377 УПК РФ реально отражает содержание рассматриваемой нормы.

  1. Уголовно-процессуальный закон не дает четкого ответа на вопрос о возможности внесения повторной жалобы или представления, в случае если судья отказал в их удовлетворении в порядке п. 1 ч. 3 ст. 406 УПК РФ. Для решения отмеченной проблемы нами предлагается следующая формулировка ч. 1 ст. 412 УПК РФ: «Внесение повторных надзорных жалоб или представлений в суд надзорной инстанции, ранее оставивших их без удовлетворения или отказавший в удовлетворении надзорной жалобы или представления в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 3 ст. 406 настоящего Кодекса, не допускается».

156

ПРИЛОЖЕНИЕ

Приложение №1 Отмененные приговоры и определения Анапского городского суда в кассационной инстанции за 1997 — 2001 годы по УПК РСФСР,

1960 года.

Таблица №1.

1997 г.- отменено 5 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347

УПК

РСФСР №1-236/97

п.1

№1-273/97

п.1

№1-340/97

п.1 ч. 1

№1-298/97 п.З

№1-263/97

ст. 347 157

Таблица №2.

1998 г. отменено 17 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347

УПК

РСФСР №1-213/98

п.1

№1-257/98

ч. 1

№1-267/98

п.2

№1-380/98

п.1

№1-398/98 п.2

№1-388/98

1 №1-429/98

1 №1-103/98

п.З

№1-78/98

4.1

№1-125/98 п.1

№1-152/98

1 №1-156/98

1 №1-36/98 п.З

№1-246/98

п.2

№1-256/98 п.2

№1-134/98

п.2

№1-381/98

п.2

Таблица №3.

1999 г. -

отменено 10 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347 УПК РСФСР №1-1/99

1 №1-10/99

1 №1-27/99

4.1

№1-28/99

п.2 4.1

№1-44/99

п.2

№1-50/99

1 №1-81/99

4.1

№1-118/99

п.2

№1-205/99

4.1

№1-328/99

1 Таблица №4.

159

2000 г. - Основания отмены приговоров и определений суда отменено 8 решений № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347 УПК РСФСР №1-10/2000

ч. 1 п.1

№1-15/2000

п.1

п.З

№1-157/2000 п.З

№1-158/2000

1 №1-235/2000

1 №1-236/2000

1 №1-451/2000

п.2

№1-452/2000

п.2

1 Таблица №5.

2001 г. - отменено 2 решения Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347

УПК

РСФСР №1-158/2001

п.З

№1-349/2001

п.2

Приложение №2

160

Измененные приговоры и определения Анапского городского суда в кассационной инстанции за 1997-2001 годы по УПК РСФСР,

1960 года.

Таблица №6.

1997 г. - изменено 14 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347

УПК

РСФСР №1-7/97

п.2

№1-29/97

1 №1-40/97

1 №1-79/97

1 №1-125/97

п.З

№1-129/97

1 №1-184/97

1 №1-185/97

1 №1-188/97

1 №1-189/97

п.2

1 №1-203/97

п.1

1 №1-223/97

п.2

1 №1-320/97

п.З

№1-339/97

п.З

Таблица №7.

161

1998 г. - Основания отмены приговоров и определений суда изменено 13 решений № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347 УПК РСФСР №1-15/98

п.1

№1-39/98

п.1

№1-42/98

п.1

№1-87/98

1 №1-101/98

п.2

№1-105/98

п.4

№1-111/98

п.2

№1-181/98

п.З

№237/98

п.2

№1-298/98

п.2

№1-313/98

1 №1-351/98

^—™ ^—^— _^^^ 1 Таблица №8.

162

1999 г. - изменено 9 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347

УПК

РСФСР

№1-105/99

п.4

№1-142/99

п.1

1 №1-184/99

п.З

№1-293/99

п.2

№1-298/99

п.2 4.1

№1-334/99

п.2

№1-351/99 п.З п.2

№1-358/99

п.2

№1-399/99

п.2

163

Таблица №9.

2000 г. - изменено 12 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347

УПК

РСФСР №1-94/2000

п.1

№1-96/2000

4.1

№1-114/2000

п.2

№1-118/2000

4.1

№1-188/2000

1 №1-225/2000

п.З

№1-266/2000

п.1

№1-281/2000

п.2

№1-303/2000

п.2

№1-346/2000

п.2

№1-387/2000

п.2

№1-398/2000

п.2

Таблица №10.

164

2001 г. - изменено 14 решений Основания отмены приговоров и определений суда № уголовного дела ст. 343

УПК

РСФСР ст. 344

УПК

РСФСР ст. 345

УПК

РСФСР ст. 346

УПК

РСФСР ст. 347 УПК РСФСР 31-6/2001

п.З

№1-32/2001

1 №1-54/2001

1 №1-69/2001

п.2

№1-111/2001

п.2

№1-195/2001

п.1

№1-205/2001

п.З

№1-216/2001

п.2

№1-241/2001

п.2

1 №1-249/2001

1 №1-253/2001

п.2

1 №1-255/2001

п.1

№1-352/2001

п.2

1 №1-359/2001

п.2

1 165

Библиографический список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации. М.: Известия, 1996.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27.10.60 г. (с послед, изм. и доп.). М.,2001.
  3. Уголовный кодекс РСФСР, 1960 г. М.: Юридическая литература, 1994.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 24.05.96 г. // Собрание законодательства РФ, 1996. №25. Ст.2955.
  5. Федеральный закон от 17.12.98 г. «О мировых судьях в Российской Федерации». // Российская газета. 1998. 22 декабря.
  6. Федеральный закон от 7.08.2000 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». // Российская газета, 2000. 10 августа.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 22.11.2001 г. // Российская газета, 31 декабря 2002.
  8. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 22.11.2001 г. (в ред. Федеральных законов от 29.05.2002 г. №58-ФЗ; от 24.07.2002 г. №98-ФЗ; от 24.07.2002 г. № ЮЗ-ФЗ; 25.07.2002 г. №114- ФЗ). М. 2002.
  9. Судебная практика по уголовным делам

  10. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1966. №9.
  11. Постановление № 10 Пленума Верховного Суда СССР от 17.12.71 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1995.
  12. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973. №12.
  13. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973. № 7.
  14. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1974. №4.
  15. 166

  16. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17.09.75 г. №5 «О соблюдении судами РСФСР процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997.
  17. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1975. № 7.
  18. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1976. №3.
  19. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1976. №9. Ю.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977. № 4. И.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1979. №5. 12.Постановление №3 Пленума Верховного Суда СССР от 29.06.79 г. «О

практике применения судами общих начал назначения наказания». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1995.

13.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980. № 6.

14.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980. №8.

15.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982. №10.

16.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1983. № 2.

17.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1984. № 7.

18.Постановление №5 Пленума Верховного Суда РФ от 23.08.88 г. (в ред. постановления №11 от 21.12.93 г.) «О повышении роли судов кассационной инстанции в обеспечении качества рассмотрения уголовных дел». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997.

19.Постановление 310 Пленума Верховного Суда СССР от 30.11.90 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел на дополнительное расследование». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 1997.

167

20.Обзор практики Верховного Суда РФ по рассмотрению уголовных дел в кассационном и надзорном порядке в 1992 году. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993. №6.

21.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993. № 8.

22.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994. №6.

23.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994. №1.

24.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1994. №4.

25.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995. № 1.

26.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. № 11.

27.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. № 11.

28.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1999. №5.

29.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.96 г. «О судебном приговоре». // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М: Спарк, 1997.

ЗО.Обзор кассационной практики отмены приговоров за мягкостью назначенного наказания. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997. №7.

31.Постановление Президиума Верховного суда РФ №407п99пр по делу Евдокимова. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 1999 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №1.

32.Постановление Президиума Верховного суда РФ №448п99пр по делу Кабирова. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 2 квартал 1999 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №1.

33.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №3.

34.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №7.

35.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №8.

Зб.Обзор надзорной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №10.

37.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2000. №12.

168

38.0бзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 3 квартал 2000 года. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №4.

39.Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 2001. №1.

40.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №5.

41.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. № 6.

42.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №7.

43.Обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2000 год. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №7.

44.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №8.

45.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2001. №11.

46.Постановление №14 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 г. «О практике назначения судами видов исправительных учреждений». // Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002. №1.

47.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002. № 3.

48.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002. № 4.

49.Бюллетень Верховного Суда РФ, 2002. №6.

50.Анапский городской суд. Постановление апелляционной инстанции по уголовное дело № 1 - 137/01.

51.Анапский городской суд. Постановление апелляционной инстанции по уголовное дело № 1 - 4/2002.

52.Анапский городской суд. Постановление апелляционной инстанции по уголовное дело № 1 — 9/2002.

53.0сновные показатели работы судов Краснодарского края за 2002 год.

Монографии, научные статьи

  1. А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Апелляционное производство в уголовном процессе. // Правоведение, 2001. №5.
  2. С.С. Алексеев. Общая теория права. Т.1. Свердловск, 1972.
  3. 169

  4. С.С. Алексеев. Проблемы теории права. T.l. M.: Юридическая литература, 1970.
  5. С.С. Алексеев. Общая теория права. Т.2. М.: Юридическая литература, 1982.
  6. С.С. Алексеев. Теория права. М.,1994.
  7. Н.С. Алексеев, В.Г. Смирнов, М.Д. Шаргородский. Основание уголовной ответственности по советскому уголовному праву. // Правоведение, 1961. №2.
  8. В.Б. Алексеев. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. М.: Юридическая литература, 1971.
  9. А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Основания к отмене (изменению) приговора в суде апелляционной инстанции. // Государство и право.
  10. -№10.
  11. А.С. Александров, Н.Н. Ковтун. Апелляция в русском уголовном судопроизводстве. Н. Новгород. 1999.
  12. 10.Л.Б. Алексеева. Системные свойства уголовно-процессуального закона. // Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. Под ред. В.М. Савицкого. М: Наука, 1979.

11.3.А. Астемиров. Понятие юридической ответственности. // Советское государство и право, 1979. № 6.

  1. В. Божьев. Конституция Российской Федерации как источник уголовного и уголовно-процессуального права. // Уголовное право,
  2. №2.

13.Б.Т. Базылев. Об институте юридической ответственности. // Советское государство и право, 1975. №1.

14.А.В. Баранов. Разграничение понятий «уголовно-процессуальное правонарушение» и «судебно-следственная ошибка». //Проблемы применения Российского права в АПК. Сборник научных трудов КГАУ. Краснодар, 1997.

по

15.3.А. Бербешева. Справедливость как социально-философская категория. М.,1983.

16.С.Н. Братусь. Юридическая ответственность и законность: (Очерки теории). М.: Юридическая литература, 1976.

17.Л.М. Васильев. Практика как критерий истины в уголовном судопроизводстве. Учебное пособие. Краснодар, 1993.

18.Л.М. Васильев. О необходимости кодификации норм об уголовно- процессуальных правонарушениях. // Проблемы правоприменительной деятельности. Сборник трудов ученых юридического факультета КГАУ. Вып. 374 (402). Краснодар, 1999.

  1. А.Б. Венгеров. Конституционные нормы в судебной практике. // Судебная практика в советской правовой системе. М.: Юридическая литература, 1975.

20.Е.Г. Веретехин. Пробелы предварительного расследования и их восполнение в суде первой инстанции. Казань.: КГУ, 1988.

21.Г.Н. Ветрова. Уголовно-процессуальная ответственность. М.: Нау- ка, 1987.

22.Г.Н. Ветрова. Санкции в судебном праве. М.: Наука, 1991.

  1. Г.А. Воробьев. Тактика и психологические особенности судебных действий. Учебное пособие. Краснодар, 1986.

24.В.М. Галкин. Уголовно-правовые основания отмены (изменения) процессуальных решений. // Проблемы совершенствования советского законодательства. Тр. ВНИИСЗ. Т. 12. М.,1978.

25.Л.Д. Гауфман. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.

  1. А.В. Гриненко. Система принципов и цель производства по уголовному делу. // Правоведение, 2000. №6.
  2. А.В. Гриненко. Источники уголовно-процессуальных принципов. // Журнал российского права, 2001. №5.
  3. 171

28.Л.В. Головко. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права. // Государство и право, 2002. №5.

29.М.М. Гродзинский. Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе. М.: Госюриздат, 1953.

ЗО.Н.А. Громов, С.А. Полунин. Санкции в уголовно-процессуальном праве России. М.: Городец, 1998.

31.Н.А. Громов, В.В. Николайченко. Принципы уголовного процесса, их понятие и система. // Государство и право, 1997. №7.

32.А.Я. Грун. Пересмотр приговоров в порядке судебного надзора. М.: Юридическая литература, 1969.

ЗЗ.В.Г. Даев. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве. //Правоведение, 1974. №1.

34.Ю.А. Демидов. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М.: Юридическая литература, 1975.

  1. Т.Н. Добровольская. Принципы советского уголовного процесса. М.: Юридическая литература, 1971.

36.Н.А. Духно, В.И. Ивакин. Понятие и виды юридической ответственности. // Государство и право, 2000. №6.

  1. A.M. Жуков. Специально-предупредительная деятельность в уголовном судопроизводстве. Под ред. П.М. Давыдова. Саратов.: СГУ, 1988.

38.Г.И. Загорский. Судебное разбирательство по уголовному делу. М.: Юридическая литература, 1985.

  1. И. Зайцев. Основания к отмене судебных решений в порядке надзора. // Социалистическая законность, 1969. №8.
  2. Л.А. Захожий. Всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств уголовного дела — основное начало советского уголовного права. // Актуальные вопросы развития и совершенствования зако-
  3. 172

нодательства о судоустройстве, судопроизводстве и прокурорском над- зоре. М, 1981.

41.Л.Б. Зусь. Механизм уголовно-процессуального регулирования. Владивосток, 1986.

42.0.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский. Вопросы теории права. М.: Юридическая литература, 1961.

  1. Р. Искандеров. Справедливость - важное требование к приговору. // Советская юстиция, 1988. №7.

44.Л.М. Карнеева. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988.

  1. Н.М. Кипнис. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М., 1995.

46.3.Ф. Коврига. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж.: ВГУ, 1975.

47.3.Ф. Коврига. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж.: ВГУ, 1984.

  1. В. Коняхин. Уголовный закон как источник Общей части российского уголовного права. // Уголовное право, 2002. №1.

49.А.Ю. Корчагин. Организация судебного разбирательства уголовных дел. — Краснодар. 2002.

50.А.Н. Копьева. Доказывание по уголовным делам в вышестоящем суде. Иркутск.: ИГУ, 1990.

  1. Л.Д. Кокорев, Н.П. Кузнецов. Уголовный процесс: доказательства и доказывание. Воронеж, 1995.

52.В.М. Коркунов. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978.

53.Е.М. Клюков. Мера процессуального принуждения. Казань, 1974.

173

54.Ф.М. Кудин. Предмет уголовно-процессуального права и охранительная функция. // Применение норм процессуального права: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: СЮИ, 1977. Вып. 57.

55.В.Н. Кудрявцев. Общая теория квалификации преступлений. М.: Юридическая литература, 1972.

56.В.Н. Кудрявцев. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. и дополн. М: Юристъ, 2001.

57.А.В. Кудрявцев, Ю.Д. Лившиц. О понятии принципа в уголовном процессе. // Правоведение, 2000. №6.

58.Б.А. Куринов. Научные основы квалификации преступлений. М.: Юридическая литература, 1984.

59.Э.Ф. Куцова. Советская кассация как гарантия законности в правосудии. М.: Госюриздат, 1957.

  1. Р.Н. Ласточкина, Т.А. Москвитина. Основания к отмене или изменения приговора. Ярославль, 1987.
  2. Лукашевич В.З., Чичканов А.Б. Принцип состязательности и равноправия сторон в новом УПК РФ. // Правоведение, 2002. - №2.
  3. 62.Е.Г. Лукьянова. Механизм процессуального регулирования и его элементы. //Журнал российского права, 2001. № 7.

63.Н.С. Малеин. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М.: Юридическая литература, 1985.

64.М.Ф. Малков. Эффективность приговора в советском уголовном процессе. Саратов, 1982.

65.Маслов В.П. Пересмотр уголовных дел в порядке надзора в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1965.

66.М.Н. Меликян. Предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. - Краснодар, 2001.

67.А.В. Минашкин. Проблемы административной ответственности юридических лиц. // Журнал российского права, 1998. №7.

174

68.С.Д. Милиции. Предмет регулирования советского уголовно- процессуального права. Свердловск: Уральский университет, 1991.

69.С.Г. Мирецкий. Приговор суда. Отв. ред. М.А. Шапкина. М.: Юридическая литература, 1989.

  1. Т.Г. Морщакова, И.Л. Петрухин. Оценка качества судебного разбира тельства по уголовным делам. Отв. ред. О.П. Темушкина. М.: Наука, 1987.

  2. Т.Г. Морщакова. Квалификация процессуальных правонарушений и ос нования отмены (изменения) приговора. // Советское государство и право, 1985. № 12.

72.Я.О. Мотовиловкер. Некоторые вопросы теории советского уголовного процесса в свете нового уголовно-процессуального законодательства. Кемерово, 1962.

73.И.И. Мухин. Кассационное обжалование, опротестование и пересмотр приговоров. М.: Госюриздат, 1956.

74.В.П. Нажимов. Об уголовно-процессуальных функциях. // Правоведение,

75.Б.Л. Назаров. О юридическом аспекте позитивной социальной ответственности. // Советское государство и право, 1981. № 10.

76.А.В. Наумов, А.С. Новиченко. Законы логики при квалификации преступлений. М.: Юридическая литература, 1978.

77.С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальные правонарушения в следственном аппарате органов внутренних дел. М.,1993.

  1. С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальные правонарушения в российском судопроизводстве и общая теория социального поведения. Тюмень, 1993.
  2. С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальные правонарушения. Тюмень, 1996.
  3. 175

  4. И.Д. Перлов. Приговор в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1960.

81.И.Д. Перлов. Кассационное производство в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1968.

82.И.Д. Перлов. Надзорное производство в уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1974.

  1. А.А. Пиантковский. Курс советского уголовного права. Т.2. М.: Наука, 1970.
  2. А.С. Пиголкин. Закон: создание и токование. М., 1998.
  3. Проверка законности и обоснованности приговоров (сравнительное исследование). Отв. ре. А.Я. Светлов, Г.И. Чангули. Киев: Наукова думка, 1991.
  4. 86.В.Н. Протасов. Основы общеправовой процессуальной теории. М.: Наука, 1991.

87.В.П. Проценко. О критериях систематизации принципов уголовного процесса. //Современные проблемы законности в России. (Материалы межвузовской научно-практической конференции посвященной 10- летию со дня основания юридического факультета КГАУ 21 сентября 2001 года). Краснодар, 2001.

88.А.В. Победкин. Апелляционное производство в уголовном процессе России: проблемы становления. // Государство и право, 2001. №3.

89.И.И. Потеружа. Роль суда второй инстанции в укреплении законности. Минск, 1980.

90.Р.Д. Рахунов. Надзорное производство в советском уголовном процессе. // Советское государство и право, 1969. №8.

  1. И. Ребене. Убеждение и принуждение в деле борьбы с посягательствами на социалистический правопорядок. // Ученные записки Тартуского университета, 1966. Вып. 182.

176

  1. М.Я. Савицкий. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса. // Советское государство и право, 1950. №1.

93.И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшин. Ответственность по советскому законодательству. М.: Юридическая литература, 1971.

94.И.С. Самощенко. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М.: Юридическая литература, 1963.

95.В.Д. Сорокин. О структуре предмета правового регулирования. // Правоведение, 1972. №6.

  1. А. Смирнов. Принцип поп bis in idem и формы пересмотра судебных решений по уголовным делам. // Уголовное право, 2001. №2.

97.Ю.И. Стецовский. О допустимости доказательств в советском уголовном судопроизводстве. // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 27. М: Юридическая литература, 1977.

98.В.А. Стремовский. Содержание предварительного следствия в советском уголовном процессе. Краснодар, 1971.

99.М.С. Строгович. Проверка законности и обоснованности судебных приговоров. М.: АН СССР, 1956.

  1. М.С. Строгович. Сущность юридической ответственности. // Советское государство и право, 1979. № 5.
  2. В. Тертышник, С. Щерба. Концептуальная модель системы принципов уголовного процесса России и Украины в свете сравнительного правоведения. // Уголовное право, 2001. №4.
  3. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. М.: Юридическая литература, 1966.
  4. А.Н. Трайнин. Общее учение о составе преступления. М.: Госюриз-дат, 1957.
  5. П.М. Филиппов, Е.П. Темушкин. Деятельность следователя по возмещению материального ущерба и обеспечению конфискации. Под ред. Н.И. Авдеенко. Волгоград, 1982.
  6. 177

  7. Вл. Случевский. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство-судопроизводство. СПб., 1910. // Хрестоматия по уголовному процессу России. Автор-составитель, Э.Ф. Куцова. М.: Городец, 1999.
  8. А.Л. Цыпкин. Право на защиту в кассационном и надзорном производстве и при исполнении приговора. Саратов, 1965.
  9. Н.А. Чечина, П.С. Элькинд. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной ответственности. // Советское государство и право, 1973. №9.
  10. А.П. Чугаев, А.Б. Виноградов. Критерии и обстоятельства, подлежащие учету при назначении условного осуждения. // Современные проблемы законности в России. Материалы межвузовской научно-практической юбилейной конференции, посвященной 10-летию со дня основания юридического факультета КГАУ 21 сентября 2001 года. Краснодар, 2001.
  11. А.П. Шептулин. Диалектический метод познания. М.: Политиздат, 1983.
  12. В.Н. Шпилев. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 1974.
  13. А. Шмелева. Проблемы апелляционного производства в россий- ском уголовном судопроизводстве. // Уголовное право. 2002. № 2.
  14. Б.А. Филимонов. Об институтах апелляции и ревизии в уголовном процессе ФРГ. //Правоведение, 1988. №4.
  15. И.Я. Фойницкий. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. Пг.,
  16. // Хрестоматия по уголовному процессу России. Автор- составитель, Э.Ф. Куцова. М.: Городец, 1999.
  17. П.С. Элькинд. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л.: ЛГУ, 1963.
  18. П.С. Элькинд. Цели и средства их достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л.: ЛГУ, 1976.
  19. 178

  20. Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок. 4.1. Отв. ред. В. Н. Кудрявцев. М.: ИГПАН. 1975.
  21. Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок. 4.2. Отв. ред. В. Н. Кудрявцев. М.: ИГПАН. 1975.
  22. Юридическая процессуальная форма: Теория и практика. Под ред. П.Е. Недбайло, В.М. Горшенева. М.: Юридическая литература, 1976.
  23. М.П. Якуб. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.: Юридическая литература, 1981.
  24. М.Л. Якуб. О понятии процессуальной функции в советском уго- ловном судопроизводстве. // Правоведение, 1973. №5.
  25. Н. А. Якубович, Л. В. Батищева, Е. С. Радутная, Г. И. Пичкалева. Охрана конституционных прав личности на предварительном следствии. М., 1989.
  26. Учебники, учебные пособия и научно-практические комментарии

  27. В.Н. Андреева. Назначение наказания. Учебное пособие. Краснодар, 2002.
  28. Д.Н. Бахрах. Административная ответственность. Учебное пособие. М.: Юриспруденция, 1999.
  29. Б.Т. Безлепкин. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). — М.: Кнорус, 2002.
  30. Н.А. Громов. Г.Ф. Киева, В.В. Лисоволенко. Меры пресечения в уголовном процессе. Учебное пособие. Саратов: СВШ МВД, 1997.
  31. А.П. Гуляев. Процессуальные функции следователя. М.: Академия МВД СССР, 1981.
  32. В. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М.: Терра, 1998.
  33. 179

  34. Н.Н. Коржанский. Предмет преступления (понятие, виды и значение для квалификации). Учебное пособие. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1976.
  35. Н.И. Коржанский. Объект посягательства и квалификация преступлений. Учебное пособие. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1976.
  36. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу РСФСР. 2-е изд. Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Юрайт, 1999.
  37. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Практическое руководство для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов. Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002.
  38. Конституция Российской Федерации: комментарий. Под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М.: Юридическая литература, 1994.
  39. Классификация преступлений и ее значение для деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие. Под ред. Н.И. Загородникова. М.: МВШМ МВД СССР, 1983.
  40. Курс уголовного права. Общая часть. Т.1. Учение о преступлении. Учебник. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 1999.
  41. В.В. Лазарев, СВ. Липень. Теория государства и права. М.,1998.
  42. А.Г. Михайлянц. Профилактическая функция советского уголовного процесса. Учебное пособие. Ташкент, 1977.
  43. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Спарк, 1996.
  44. Научно-практический комментарий у Уголовно- процессуальному кодексу РСФСР. 2-е изд. Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Спарк, 1997.
  45. 180

  46. Научно-практический комментарий к Уголовно- процессуальному кодексу Российской Федерации. Под общ. ред. В.М. Лебедева. М.: Спарк, 2002.
  47. Новый комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Отв. ред. В.И. Радченко. М.: Вердикт, 1996.
  48. Общая теория права. Учебник. Под общ. ред. А.С. Пиголкина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: МГТУ им. Н.Э. Баумана, 1996.
  49. Проблемы общей теории права и государства. Учебник. Под общ. ред. B.C. Нерсесянца. М: Норма, 2001.
  50. А.П. Рыжаков. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002.
  51. Н.М. Свидлов. Виды норм и квалификация преступлений следователем. Учебное пособие. Волгоград.: ВСШ МВД СССР, 1986.
  52. Советское уголовное право. Часть Общая. Учебник. Л.: ЛГУ, 1960.
  53. Советский уголовный процесс. Учебник. Под ред. В.П. Божьва. М.: Юридическая литература, 1990.
  54. Советский уголовный процесс. Вопросы Общей части. Под ред. В.Я. Чеканова. Саратов, 1986.
  55. М.С. Строгович. Курс советского уголовного процесса. Т.2. М.: Наука, 1970.
  56. Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М.: Юристъ, 1997.
  57. Теория государства и права. Учебник. Изд. 3-е. Под ред. М.Н. Марченко. М.: Зерцало, 2000.
  58. Уголовное право. Общая часть. Учебник. Под ред. Б.В. Здравомы-слова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. М.: Юридическая литература, 1994.
  59. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996.
  60. 181

  61. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник. Под ред. P.P. Галиакбарова. Саратов, 1997.
  62. Уголовный процесс. Учебник. Под ред. Гуценко К.Ф. М.: Зерцало, 1997.
  63. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Учебник. Под ред. Лупинской П.А. М.: Юристъ, 1997.
  64. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Профес- сиональный комментарий кодекса по главам авторского коллектива ученых под руководством В.И. Радченко, В.П. Кошепов, А.С. Михлина. // Библиотечка Российской газета, 2002. №5-6.
  65. М.А. Чельцов-Бебутов. Курс уголовно-процессуального права. Т. 2. СПб, 1995.
  66. Авторефераты диссертаций

  67. В.Н. Бутов. Определение суда первой инстанции по уголовным делам. Автореф. дисс. к. ю. н. Свердловск, 1975.
  68. Г.Н. Ветрова. Уголовно-процессуальная ответственность. Автореф. дис. к.ю. н.М.,1981.
  69. О.Ю. Гай. Законная сила приговора в уголовном процессе. Автореф. дис. к. ю. н. Саратов, 1999.
  70. Д.В. Зеленский. Проблемы допустимости доказательств в российском уголовном процессе. Автореф. дис. к. ю. н. Краснодар, 1995.
  71. В.Б. Исаков. Проблемы теории юридических фактов. Автореф. дис. к. ю. н. Свердловск, 1985.
  72. Р.В. Костенко. Достаточность доказательств в Российском уголовном процессе. Автореф. дис. к. ю. н. Краснодар, 1998.
  73. Ф.М. Кудин. Теоретические основы принуждения в советском уголовном судопроизводстве. Автореф. дис. д. ю. н. Киев, 1987.
  74. С.Г. Ольков. Уголовно-процессуальные правонарушения в Российском судопроизводстве. Авторе, дис. д. ю. н. М.,1994.
  75. 182

*

  1. Б.М. Тавр овски й. Угол овно- проц ессуа льны е основ ания к отмен е или измен ению приг овор а касса цион ной инста нции. Авто ре, дис. к. ю. н. М., 1978.

183